Исследовательские работы учащихся

муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
средняя общеобразовательная школа № 36 г. Томска
634062 г. Томск, ул. Иркутский тракт, 122/1,
тел/факс. 67-43-61,mail:[email protected]






РЕФЕРАТИВНАЯ РАБОТА ПО ЛИТЕРАТУРЕ

Образ Петербурга в творчестве А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя





Выполнила:
ученица 9 класса В
МБОУ СОШ № 36
Галицкая Анастасия

Руководитель:
Подрезова И.И., учитель русского языка и литературы
МБОУ СОШ № 36
















Томск – 2012
Цель работы: рассмотреть образ Петербурга в творчестве А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя.

Достижению поставленной цели будет способствовать решение следующих задач:
используя тексты художественных произведений, выявить характерные особенности Петербурга А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя;
определить черты сходства и различия в изображении города у разных писателей.





Структура реферата:
Реферат состоит из введения, основной части, заключения и списка литературы.

Введение – с.3 – 4

Основная часть – с.5-10

Заключение – с.11-12

Список литературы – с.13




















Введение
К теме Петербурга обращались многие поэты и писатели. В русской литературе, да и в сознании общества в целом, Петербург с момента своего возникновения воспринимался не только как конкретный город, как новая столица, но и как символ новой России, символ ее будущего.
Для русской литературы тема Петербурга, города, соединившего отсталую Россию с Европой, стала совершенно особой. Вместе с тем в сознании писателей, некоторых видных исторических деятелей Петербург уже на рубеже XVIII XIX веков был показателем противоречий исторического развития страны.
В 1833 году А.С.Пушкин написал поэму «Медный всадник», одно из самых загадочных произведений русской литературы. В ней поэт по-новому решает тему Петербурга, по-новому выбирает героя и строит конфликт.
В деятельности Петра Пушкин видел прежде всего проявление исторической закономерности. И Петр был для него не просто «великим человеком», а великим деятелем. Поэтому поэма «Медный всадник» начинается кратким, но знаменательным описанием Петра в один из высоких и творческих моментов его жизни, когда рождался гениальный замысел создания города «на берегу пустынных волн» Невы. Пушкин рисует светлые картины северной столицы, гордо и непоколебимо стоящей при море, как непоколебимо стоит Россия.
Гоголевский Петербург «пасмурный» город нищих чиновников, мастеровых, бедного люда противостоит парадному блеску Невского проспекта, этой «улице-красавице нашей столицы». Однако красота Невского проспекта призрачная, ложная красота, не могущая скрыть нищету и трагизм жизни большого города, прозябанья бедного люда Коломны и Мещанских, ужасную изнанку столицы. «О, не верьте этому Невскому проспекту!.. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!» восклицает Гоголь.
В своих повестях Гоголь описывает те районы, где когда-то жил сам. Так, например, неподалеку от Сенной площади проживает майор Ковалев («квартира моя в Садовой»), на Вознесенском проспекте живет цирюльник Иван Яковлевич, здесь же бродит Поприщин, останавливаясь с изумлением перед огромным домом Зверкова: «Этот дом я знаю, сказал я сам себе. Это дом Зверкова. Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! а нашей братьи чиновников как собак, один на другом сидит».
Петербург показал Гоголю изнанку жизни, резкие контрасты и противоречия богатства и бедности, деспотизма власти, пошлости и гнусности господствующих классов и полного бесправия, униженности и забитости простых тружеников; научил различать за парадной внешностью столицы ее оборотную сторону – тяжелую и безрадостную жизнь бедняков.
Для писателей второй половины XIX века громадное значение имел образ Петербурга, созданный Достоевским. Следуя за Пушкиным и Гоголем («Медный всадник», «Невский проспект»), Достоевский по-новому воплотил в

Петербурге русскую национальную трагедию трагедию подавления личности. Петербург у Достоевского «самый фантастический», "самый отвлеченный и умышленный город". Воздействие города проявляется в том, что герои Достоевского живут в страшном душевном напряжении, как бы на грани катастрофы, которая вот-вот или все разрушит, или разрешит главные вопросы, прояснит самое сокровенное и важное в жизни.
За два первых десятилетия XX века было создано громадное количество художественных произведений, посвященных Петербургу. Блоковский образ Петербурга явился одним из самых уникальных в русской поэзии. У Блока, как и у А.С.Пушкина, было чувство глубокой личной связи с Петербургом (часто в его стихах встречается выражение «город мой»), своей зависимости от него.
У Блока нет подробных описаний города, мало примет именно Петербурга. Их буквально можно сосчитать по пальцам: Медный всадник, сфинксы на берегу Невы, часовые на Крестовском острове, Петропавловский шпиль, Невская башня, площадь Сената... Но все же у нас возникает убежденность, что абсолютное большинство блоковских стихов о Петербурге.
Писатели видели Петербург в солнечный день и в метель, в серое мартовское утро и в белую ночь; в их произведениях обрисованы ситуации, типичные для большого города, и неожиданные контрасты, изображены жители столицы: обитатель доходных домов и торгующая собой женщина, интеллигент и чиновник, городской бродяга, житель средней петербургской квартиры и революционер...
Образ Петербурга в произведениях русских писателей отличают разнообразие красок, деталей, подробностей городского быта, пейзажи, центральное место в которых занимает Нева, с ее каменными берегами и плавным бегом.
Петербург город «страшный» и «великий», вечная, непреходящая тема в русской литературе.














Основная часть

В поэме А.С.Пушкина «Медный всадник» образ города занимает господствующее место. Петербург здесь – глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей. Эта плодотворность в том, что был создан город, нужный для России, город для людей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями. Поэтому в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением своей любви к нему:
Люблю тебя, Петра творенье
Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масштабе целой России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрасно, гармонично, преисполнено величия, красоты и добра. «Человечность» города раскрывается в утверждении благоприятствования Петербурга творчеству:

Твоих задумчивых ночей
Прозрачный сумрак, блеск безлунный,
Когда я в комнате моей
Пишу, читаю без лампады[1,с.270]

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.
Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит «спящие громады пустынных улиц», слышит «шипенье пенистых бокалов», но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.
Во «Вступлении» намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях «петербургской повести», – контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный «юный град», а «омраченный Петроград». Город превращается в крепость, осажденную Невой. Нева – тоже часть города, и это стоит отметить. Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу выходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:
Лотки под мокрой пеленой,
Обломки хижин, бревны, кровли,
Товар запасливой торговли,
Пожитки бледной нищеты,
Грозой снесенные мосты,
Гробы с размытого кладбища
Плывут по улицам![1,с.275]
И только теперь появляется на улицах народ, «теснится кучами» на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, «как больной в своей постеле беспокойной», то рвется «к морю против бури» и, встретив преграду, бунтует, то ропщет «пеникак челобитчик у дверей».
Вся первая часть – картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура «кумира на бронзовом коне», который невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.
В поэме «Медный всадник» А.С.Пушкин в образной форме противопоставляет государство олицетворенное Петром Первым и обычного человека с его желаниями и потребностями.
Во вступлении к поэме мы можем видеть Петра-реформатора, «полного великих дум», который сумел покорить стихию и построить Петербург, который затмил даже Москву. Петербург и поныне воспринимается как памятник Петру Великому.
Но все-таки Петр Первый поступил несколько необдуманно, построив город не в самом благоприятном месте. Он не смог до конца покорить стихию буйной реки. И она уже не раз проявляла свой нрав. Так и в судьбе Евгения Нева сыграла роковую роль.
Петербург был великолепен и прекрасен для людей высшего света, но он часто губил людей, не обличенных властью, людей, не имевших достатка. Так и все реформы Петра были направлены на улучшение жизни знати. Маленького человека они не затрагивали, а то и вовсе могли погубить. В поэме Евгений встречается с Медным всадником - образом Петра, который за минувшее время претерпел изменения. Из царя-реформатора он превратился в каменного истукана, при виде которого невольно начинаешь испытывать тревогу. И для Евгения эта встреча оказалась плачевной. Ему начинает казаться, что Медный всадник пытается его догнать и уничтожить.
Таким образом, Петр имеет несколько воплощений, но некоторые из них могут сломать и погубить «маленького» человека.
Он «дум великих полон», мыслит об укрощении стихии и принимает важнейшее решение, от которого зависит вся будущая российская история: «Здесь будет город заложен» Размышляя об этих свершениях, Петр I не замечает ни «приют убогого чухонца», ни «бедного челна». Его не волнует жизнь и судьба ничем не примечательных людей. Царь думает только о будущей новой столице, перед которой «померкнет старая Москва». Ведь счастье нескольких человек несравнимо с интересами целого государства. Таким образом, Петр нарушает обычную и уже сложившуюся жизнь, установившуюся в этих местах. Далее автор пропускает целых сто лет, словно не замечая огромных жертв, которых потребовало строительство большого города среди лесов и болот.
По моему мнению, Петербург прекрасен, но он дался народу очень высокой ценой: на его строительстве полегло несколько поколений крестьян. И теперь он стоит великолепный и равнодушный к людским страданиям. Город стал символом обновленной России. Но простым людям, населяющим этот город, живется очень тяжело. Они страдают и мучаются, плачут и умирают, и Пушкин не мог остаться к этому равнодушным.

В романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» изображена богатая русская география - от лиц с провинции до столичного паркета к сельскому кладбищу - яркие картины, нарисованные точным и легким пушкинским словом. И над всеми описаниями на высочайшей ступени стоит незабываемый образ Петербурга - северной Пальмиры - воспетого многими поэтами и прозаиками. Но описание А.С.Пушкиным Петербурга - самое лучшее. В его произведениях это не город, «Петра творение», воспроизведенное и как место, где живут его герои, а отдельный герой, наделенный характером, лицом, привычками, запахами и звуками.
В романе у Пушкина Петербург показан светским и в какой то мере праздным. Особое внимание автор уделяет петербургскому дворянству, типичным представителем которого и является Евгений Онегин, главный герой пушкинского произведения. Поэт во всех подробностях описывает день своего героя, а день Онегина – типичный день столичного дворянина. Таким образом, на примере одного человека Пушкин воссоздаёт картину жизни всего петербургского светского общества. Модные дневные прогулки по определённому, установленному негласными правилами светского этикета маршруту:
Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар
И там гуляет на просторе[2,с.13]

Пушкин говорит о петербургском высшем обществе с изрядной долей иронии и без особых симпатий, как о вещах, чуждых ему, ибо жизнь столичная «однообразна и пестра», а «света шум» очень быстро «наскучивает».
В конце первой главы образ Петербурга возникает перед читателем в картинах быта: его неугомонный Петербург оживает под барабанный стук военных, спешат разносчики, «с кувшином охтенка спешит, под ней снег утренний хрустит», «трубный дым столбом восходит голубым», пекарь «немец аккуратный» открывает свою лавку («васисдас», как называет ее Пушкин). Пушкин невольно любуется Петербургом, для каждого явления он находит красивые слова, словно художник - краски.
прозрачно и светло ночное небо над Невою
Дыханьем ночи благосклонной
Безмолвно упивались мы[2,с.25]
Нева, неспокойная петербургская река, «закованная в гранит», и для нее найдены влюбленные слова, будто для сине-зеленого венецианского канала:
Лишь лодка, веслами махая,
Плыла по дремлющей реке:
И нас пленяли вдалеке
Рожок и песня удалая[2,с.26]
Пушкин сравнивает каналы Петербурга с венецианскими, но это сравнение не прямое, оно сделано посредством изображения картины - образ лодки, которая плывет по реке: «Лишь лодка, веслами махая, плыла по дремлющей реке»
Образ Италии возникает и после того, как автор упоминает Торквато Тассо: «Но слаще, средь ночных забав, напев Торкватовых октав». Для автора Италия - это образ овеянной мечтой свободы, как и море. Здесь, в холодном Петербурге, поэт мечтает о другом море - теплом, свободном, «Где я страдал, где я любил, где сердце я похоронил». «Брожу над морем, жду погоды, маню ветрила кораблей»- пишет о себе автор с берегов Невы. И все же, исполняя гимн яркому, шумному, красивому Петербургу, Пушкин вспомнит другие места.
Н.В.Гоголь также показывал необычный, загадочный образ Петербурга в своих произведениях. Одним из первых произведений Гоголя, в которых присутствует образ Петербурга, является повесть «Ночь перед Рождеством», вошедшая в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». Здесь мы видим Петербург глазами Вакулы, прилетевшего сюда на черте. Петербург представляется нам чем-то невероятным. Вакула просто ошеломлен его сиянием и громыханием. Гоголь показывает Петербург через звуки и свет. Стук копыт, звук колес, дрожь мостов, свист снега, крики извозчиков, полет карет и саней просто невероятное мелькание и суета. В этом сказочном мире Вакуле кажется, что оживают даже дома и смотрят на него со всех сторон. Возможно, похожие впечатления испытывал и сам Гоголь, когда впервые приехал в Петербург. О необычайно ярком свете, который исходил от фонарей, Вакула говорит: «Боже ты мой, какой свет! У нас днем не бывает так светло». Дворец здесь просто сказочный. Все вещи в нем удивительные: и лестница, и картина; и даже замки. Люди во дворце тоже сказочные: все в атласных платьях или золотых мундирах. Вакула видит один блеск и больше ничего. В «Ночи перед Рождеством» Петербург яркий, ослепительный, оглушающий и невероятный во всем.
Совсем другим выглядит Петербург в комедии «Ревизор». Здесь он уже гораздо более реален. В нем нет той сказочности, которая присутствует в «Ночи перед Рождеством», это уже практически настоящий город, в котором чины и деньги решают все. В «Ревизоре» мы встречаем два рассказа о Петербурге Осипа и Хлестакова. В первом случае – это рассказ о нормальном Петербурге, который видит слуга мелкого чиновника. Он не описывает какой-нибудь невероятной роскоши, но говорит о реальных развлечениях, доступных ему и его хозяину: театры, танцующие собаки и катание на извозчике. Больше всего ему нравится, что все люди разговаривают очень вежливо.
Иной Петербург рисует нам Хлестаков. Это Петербург с чинопочитанием и невообразимой роскошью. Это Петербург мечты мелкого чиновника, который хочет стать генералом и пожить на широкую ногу. Если сначала он просто присваивает себе чин повыше, то в конце его рассказа он уже практически фельдмаршал, и его преувеличения достигают поистине невероятных масштабов: суп, приехавший на пароходе из Парижа, семисотрублевый арбуз. В общем, Петербург в мечтах Хлестакова - это город, где у него много денег и высокий чин, поэтому он живет в роскоши, и все его боятся и почитают.
В повести Н.В.Гоголя «Петербургские повести» («Невский проспект») мы также видим изображение Петербурга. «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере, в Петербурге; для него он составляет все. Чем не блестит эта улица - красавица нашей столицы! Я знаю, что ни один из бледных и чиновных ее жителей не променяет на все блага Невского проспекта. Едва только взойдешь на Невский проспект, как уже пахнет одним гуляньем. Хотя бы имел какое-нибудь нужное, необходимое дело, но, взошедши на него, верно, позабудешь о всяком деле. Здесь единственное место, где показываются люди не по необходимости, куда не загнала их надобность и меркантильный интерес, объемлющий весь Петербург Невский проспект есть всеобщая коммуникация Петербурга. Всемогущий Невский проспект!»[3,с.7] - так описывал Невский проспект Н.В.Гоголь.
Невский проспект – это зеркало столицы, отражающее ее контрасты. За блестящей парадностью Невского проспекта еще сильнее и трагичнее ощущается изнанка жизни, ее безобразные и мучительные стороны. Невский проспект является «выставкой», местом для показа всего пошлого, лицемерного, что отличает обладателей чинов и богатства.
Блеск и великолепие Невского проспекта – лишь видимость, лишь ложь и фальшь. За его парадною внешностью скрывается или трагическая судьба скромного труженика, или чудовищный эгоизм и пошлость преуспевающих поручиков Пироговых. С беспощадной резкостью Гоголь показывает картины нищеты и падения, неизбежных спутников большого города. С суровой простотой написана обстановка грязного притона, в котором жила красавица Пискарева: «жилище жалкого разврата, порожденного мишурною образованностью и страшным многолюдством столицы». «Мебели, довольно хорошие, были покрыты пылью; паук застилал своею паутиною лепной карниз», «голые стены» - такова была грубая «существенность».
Для Гоголя «призрачность» и лживость Невского проспекта выражают самую реальность общественных отношений, несоответствие внешнего великолепия и внутренней пустоты и бесчеловечности. Поэтому-то столь часты в повести образы, подчеркивающие эту призрачность, неуловимость, эфемерность Невского проспекта: вечернее освещение, искусственный свет ламп придают всему «какой-то заманчивый, чудесный свет».
Самый невероятный Петербург Н.В.Гоголь изобразил в поэме «Мертвые души». Это абсолютно нереальный дьявольский город. Здесь мосты, словно черти, висят в воздухе, не касаясь земли. Шторы и гардины кусаются. Это, как говорит почтмейстер, сказочная Шехерезада. Этот Петербург словно центр земли: здесь как будто собрались все страны мира. Ковры почтмейстер называет Персией, а не персидскими. В приемной Копейкин боится толкнуть локтем Америку или Индию: почтмейстер, правда, говорит, что это вазы, но ведь сроду ни в Америке, ни в Индии ваз фарфоровых не делали. Обедает же капитан в «Лондоне». Люди здесь тоже разные: и русские, и французы, и англичане. Кругом все утопает в роскоши: зеркала, мрамор, вазы, серебряная посуда, арбуз за сто рублей. Кругом какое-то дьявольское нагромождение людей и вещей. Да и самого Копейкина почтмейстер сравнивает то с совой, то с пуделем, то с чертом. Даже швейцар здесь похож на моржа. От всего этого создается впечатление, что Петербург это дьявольский город, в котором «начальник» полноправный правитель, хотя и существует «высшее начальство». У него в приемной сидят не только бедные люди, вроде Копейкина, но и «эполеты» и «аксельбанты».
Петербург «Мертвых душ» это странный призрак настоящего города, это именно тот город на костях, про который написал В.Набоков. В нем вещи такие же живые, как и люди. Петербург - необыкновенный город. С одной стороны, это холодный, мрачный каменный город, но с другой это центр культуры. Петербург часто затопляла Нева, словно смывая с него накопившиеся пороки.
Внутренний мир Петербурга может видеть не каждый, а только немногие, особенные люди. Одним из таких людей и был Гоголь. Он увидел в этом городе то, что веками не замечали живущие здесь люди. В.Набоков писал: «Петербург обнаружил всю свою причудливость, когда по его улицам стал гулять самый причудливый человек во всей России».

























Заключение

Петербург юного Пушкина – город надежд, Петербург зрелого Пушкина – город разочарований. Там восторженные порывы мечтателя, здесь – трезвый и проницательный взгляд мудреца. В «Медном всаднике» тема Петербурга приходит к логическому завершению. Его «кумир на бронзовом коне» готов мстить «маленькому человеку» Евгению за бессильный бунт против несправедливости жизни. В гибели Евгения виновно не только наводнение, но и Медный всадник, сделавший «маленьких людей» заложниками своих величественных планов.
Пушкин создал из Петербурга целый мир. С наследием Пушкина должны были считаться все, попытавшиеся сказать свое слово о Петербурге. Многие заимствовали из богатств образа Пушкина близкие им черты: вдохновение и вера Пушкина принадлежали прошлому: он разделяет ее с Державиным, Батюшковым, Вяземским. Петербург был символом новой России, грозной, богатой, просвещенной империи. Великие силы вызвали ее к жизни, страшные препятствия стоят на ее пути, но с ясной верой можно взирать на ее будущее.
Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как Россия!
Да умирится же с тобой
И побежденная стихия.
Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра.[1,с.271]
Пушкин был последним певцом светлой стороны Петербурга. С каждым годом все мрачнее становится облик северной столицы.
Для Николая Васильевича Гоголя, автора повестей о Петербурге («Невский проспект», «Нос», «Шинель», «Записки сумасшедшего»), столица – место страданий и гибели «маленьких людей». В произведении «Невский проспект» Гоголь раскрывает перед читателями Петербург с его оборотной стороны. Основной темой «Невского проспекта» является противостояние между блеском и разрухой, сытостью и голодом, высшего общества и простых работников.
Петербург показал Гоголю изнанку жизни, резкие контрасты и противоречия богатства и бедности, деспотизма власти, пошлости и гнусности господствующих классов и полного бесправия, униженности и забитости простых тружеников; научил различать за парадной внешностью столицы ее оборотную сторону – тяжелую и безрадостную жизнь бедняков. Петербург Н.В.Гоголя во многом отличен от пушкинского Петербурга – «Медного всадника» и «Пиковой дамы» - с его строгой прямолинейностью улиц и площадей, величием и красотой города, построенного дерзкой волей преобразователя России – Петра. Гоголь показывает Петербург мелких чиновников и «значительных лиц», бюрократических канцелярий и мрачных многоквартирных доходных домов, угрюмое бесчеловечие столицы, которое не в силах прикрыть блестящая «выставка» Невского проспекта.
По-разному видели Петербург Гоголь и Пушкин. У Гоголя он страшный, опасный, таинственный, гибельный город под властью чиновников, денежных и материальных ценностей, с его лачугами и нищетой. У Пушкина же он яркий, светский, театральный, праздный. Общее в видении Петербурга у Пушкина и Гоголя то, что они не довольны настоящим положением вещей. Пушкин – властью монарха, «пустотой света» и существующей политической обстановкой. Гоголь – деспотизмом чиновников, нищетой простого люда на фоне богатства света.
Гоголь создаёт миф города лживого, разобщённого, неживого, где человек обречён на гибель, «гоголевский Петербург как бы несёт в себе предвестие мировой катастрофы и отмечен многими приметами, свидетельствующими о её возможности и близости». Он как будто не замечает парадного Петербурга, обращаясь к закоулкам и жителям этих закоулков. Даже при описании Невского проспекта мы видим лишь бесконечное число лиц, одежды, но не видим красоты улиц. Пушкин, описывая город, как бы смотрит вверх, смотрит в разные стороны, он принимает и «город пышный», и «город бедный».


















Список литературы


1. Пушкин, А.С. Поэмы./Вступит. Статья Э. Бабаева. М.: Худож. лит., 1982. 286 с. /Классики и современники. Русская класич. лит-ра/.
2. Пушкин, А.С. Евгений Онегин: Роман в стихах/Худож. Н. Кузьмин;
Оформл. Серии С. Любаева. М.: Дет. лит., 2001. 208 с.: ил.-(Школьная б-ка).
3. Гоголь, Н.В. Петербургские повести/Послесл. В. Ветловской; Рис. В. Бескаравайного. Л.; Дет. лит., 1991. 207 с., ил. (Школьная б-ка.)
4. Гоголь, Н.В. Избранные сочинения. В 2-х т. Т. 1 /Вступ.статья П. Николаева; Примеч. Н. Степанова, А. Бушмина, Г. Фридлендера. М.: Худож.лит., 1984. 575с., ил.(Б-ка классики.Рус.лит.).
5. Раков, Ю.А. Петербург – город литературных героев: Учебное пособие по курсу «Краеведение». 2-е изд. СПб: Химиздат, 1999. 136 с.: ил.
6. Степанов, Н.Л. Н.В.Гоголь. М.: «Гослитиздат»,1959. 608 с.
7. Турбин, В.Н. Герои Гоголя: Кн. для учащихся.: Просвещение, 1983. 127с.


Ресурсы Интернета
8. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
9. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
10. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
11. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]











13PAGE 15


13PAGE 141315




15

Приложенные файлы


Добавить комментарий