«Образ Яги в устном народном творчестве»


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
Ханты-Мансийский автономный округ – Югра (Тюменская область)
Город Нижневартовск
X Слет научных обществ обучающихся
Образовательных учреждений
Секция: литературоведение
Тема работы: «Образ Яги в устном народном творчестве»
Автор: Азнабаева Диана Рустамовна
5Б класс
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа №34»
Руководитель: Хисамутдинова Филия Равиловна Учитель русского языка и литературы
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа №34»
2014
Содержание
Аннотация……………………………………………………………………………………….3
Введение…………………………………………………………………………………………4
Глава первая. СВЯЗЬ ЯГИ С ЦАРСТВОМ МЁРТВЫХ……………………………………...4
Глава вторая. ЯГА – МЕРТВЕЦ…………………………………………………………….....6
Глава третья. СЛЕПОТА ЯГИ………………………………………………………………....7
Глава четвёртая. ЯГА – ХОЗЯЙКА ЛЕСНЫХ ЖИВОТНЫХ………………………………7
Глава пятая. ЯГА – ПОХИТИТЕЛЬНИЦА…………………………………………………...8
Глава шестая. ПОНИМАНИЕ ОБРАЗА БАБЫ ЯГИ СОВРЕМЕННЫМИ ДЕТЬМИ……..8
Заключение……………………………………………………………………………………...11
Список использованной литературы………………………………………………………...13
Баба Яга - охранительница входа из царства живых в царство мёртвых
Аннотация
В исследовательской работе представлены разные характеры образа Бабы Яги, проведены параллели между Бабой Ягой и жрицей, проводящей подростков через обряд посвящения во взрослую жизнь; выделен главный образ Яги - охранительницы входа из царства живых в царство мёртвых.
Цель исследования – доказать, что главная роль Бабы Яги в русском фольклоре – охранительница входа из царства живых в царство мёртвых; раскрыть причины появления образа Бабы Яги в устном народном творчестве славян.
В работе использовались методы анализа (выявление в образе Яги разноликости) и синтеза (сложение отдельных характеров Яги из разных сказок воедино).
Приёмы работы: чтение художественной и научной литературы; сравнительный анализ прочитанной литературы.
Главная роль Яги – это охранительница входа из царства живых в царство мёртвых. А образы похитительницы, людоедки, хозяйки леса, сливаясь воедино, дополняют главный образ Яги - охранительницы входа из царства живых в царство мёртвых.
Баба Яга - охранительница входа из царства живых в царство мёртвых
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность. Одним из загадочных образов устного народного творчества славян является Баба Яга. Изучая характер этого персонажа, можно постичь и образ мыслей, и образ жизни наших предков.
Цели моего исследования – доказать, что главная роль Бабы Яги в русском фольклоре – охранительница входа из царства живых в царство мёртвых; раскрыть причины появления образа Бабы Яги в устном народном творчестве славян.
Задачи исследования:
В образе Бабы Яги увидеть разные характеры.
Синтезировать разные характеры Яги в единый образ.
Провести параллели между Бабой Ягой-охранительницей входа из царства живых в царство мёртвых и между жрицей, проводящей подростков через обряд посвящения во взрослую жизнь.
Проследить, как понимают образ Бабы Яги современные дети.
Гипотеза. Наши предки в образе Бабы Яги видели не просто злую старуху, похитительницу, людоедку, они через образ этого сказочного персонажа изображали охранительницу входа из царства живых в царство мёртвых.
Объект исследования: Баба Яга
Предмет исследования:
1. Русские народные волшебные сказки.
2. В.Я.Пропп. Исторические корни волшебной сказки.
3. Потебня А.А. О мифологическом значении некоторых обрядов и поверий.
4. Афанасьев А.Н.. Народные русские сказки.
1.Связь Яги с царством мёртвых
Весь ход развития сказки, в особенности начало, показывает, что Яга может иметь какую-то связь с царством мертвых.
Лес, в котором живёт Яга, не совсем обычен. В лесу стоит избушка, которую вдруг видит перед собой герой. Идя "куда глаза глядят" и невзначай подняв взор, герой видит необычайное зрелище - избушку на курьих ножках. Эта избушка как будто бы давно знакома герою (Ивану). Он обращается к ней словами: "Нам в тебя лезти, хлеба-соли ести".[3] Герой нисколько не удивлён избушкой и знает, как себя держать. Некоторые сказки сообщают, что избушка эта "крутится", т. е. вращается вокруг своей оси. "Стоит перед ней избушка на курьих ножках и беспрестанно повертывается".[3] Такое представление получилось от неправильного понимания слова "повертывается". Некоторые сказки уточняют: когда надо - повертывается. Повертывается она, однако, не сама собой. Герой должен заставить ее повернуться, а для этого нужно знать и произнести слово. Опять мы видим, что герой нисколько не удивлен. Он за словом в карман не лезет и знает что сказать.[1] "По старому присловию, по мамкину сказанью: "Избушка, избушка, - молвил Иван, подув на нее, - стань к лесу задом, ко мне передом". И вот повернулась к Ивану избушка, глядит из окошка седая старушка".[3]
Часто перед Иваном гладкая стена - "без окон, без дверей" - вход с противоположной стороны. Почему нужно избушку повернуть? Отчего же не обойти избушки и не войти с той стороны? Очевидно, этого нельзя. Очевидно, избушка стоит на какой-то такой видимой или невидимой грани, через которую Иван никак не может перешагнуть. Попасть на эту грань можно только через избушку, и избушку нужно повернуть, "чтобы мне зайти и выйти".[1]
Избушка открытой стороной обращена к тридесятому царству, закрытой - к царству, доступному Ивану. Вот почему Иван не может обойти избушку, а поворачивает ее. Эта избушка - сторожевая застава. За черту герой попадет не раньше, чем будет подвергнут допросу и испытанию, может ли он следовать дальше. Собственно, первое испытание уже выдержано. Иван знал заклинание и сумел подуть на избушку и повернуть ее.[1] "Избушка поворотилась к ним передом, двери сами растворилися, окна открылися".[3] Это пограничное положение избушки иногда подчеркивается: "За той степью - дремучий лес, а у самого лесу стоит избушка".[3] Иногда она стоит на берегу моря, иногда - у канавы, через которую надо перепрыгнуть. Из дальнейшего развития сказки видно, что Яга иногда поставлена стеречь границу стоящими над ней хозяевами, которые ее бранят за то, что она пропустила Ивана.[1] "Как смела ты пропустить негодяя до моего царства?"[3] Все эти материалы, по мнению В.Я.Проппа, показывают, что избушка на более ранних стадиях охраняет вход в царство мертвых, и что герой или произносит магическое слово, открывающее ему вход в иное царство, или приносит жертвоприношения.[1]
Проследим за действиями героя дальше. Избушка повернулась, и герой в нее входит. Он еще пока ничего не видит. Но он слышит: "Фу, фу, фу! Прежде русского духу слыхом не слыхано, видом не видано; нынче русский дух на ложку садится, сам в рот катится".[3] Эта деталь, по мнению А.Н.Афанасьева, очень существенна. Афанасьев утверждал, что запах Ивана есть запах живого человека, а не русского. Мертвые, бестелесные, не пахнут, живые пахнут, мертвые узнают живых по запаху. Если этот запах противен Яге, то, я думаю, это происходит потому, что мертвые вообще испытывают ужас и страх перед живыми. Канон сказки требует, чтобы вслед за восклицанием "Фу, фу, фу" и пр. следовало выспрашивание о цели поездки: "Дело пытаешь или от дела лытаешь?". Но герой не рассказывает о своей цели. Он прежде требует поесть. [1] "Чего кричишь? Ты прежде напой-накорми, в баню своди, да после про вести и спрашивай".[3] Яга при таком ответе совершенно смиряется: "Баба Яга напоила, накормила их, в баню сводила".[3] Обязательно накормить героя - это постоянная, типичная черта Яги. Она кормит, угощает героя.
Почему герой никогда не ест, например, перед отправкой из дома, а только у Яги? Эта черта имеет свою особую историю. Случаи с кормлением героя совершенно ясно показывают, что, приобщившись к еде, назначенной для мертвецов, пришелец окончательно приобщается к миру умерших. Отсюда запрет прикасания к этой пище для живых. Мертвый не только не чувствует отвращения к этой еде, он должен приобщиться к ней, т.к. подобно тому, как пища живых дает живым физическую силу и бодрость, пища мертвых придает им специфическую волшебную, магическую силу, нужную мертвецам.[1]
Требуя еды, герой тем самым показывает, что он не боится этой пищи, что он имеет право на нее, что он "настоящий". Вот почему Яга и смиряется при его требовании дать ему поесть.[1] Также Яга моет героя в бане подобно тому, как моют покойников перед тем, как похоронить их.
По мнению В.Я.Проппа, мотив угощения героя Ягой на его пути в тридесятое царство сложился на основе представления о волшебной пище, принимаемой умершим на его пути в потусторонний мир. Итак, рассмотрев первые действия Яги при появлении в избушке героя, можно сделать предположение, что её избушка стоит на какой-то невидимой грани, а сама Баба Яга как «пограничник»: она охраняет врата из мира живых в мир мёртвых. [1]
2.Яга – мертвец
А теперь рассмотрим самоё Ягу.
Яга при приходе героя находится в избушке. Она, во-первых, лежит или на печке, или на лавке, или на полу. Она занимает собой всю избу. "На печке лежит Баба Яга, костяная нога, из угла в угол, нос в потолок врос".[3] Но как понимать "нос в потолок врос"? И почему Яга занимает всю избу? Ведь она нигде не описывается и не упоминается как великан. Следовательно, не она велика, а избушка мала. Яга напоминает собой труп в тесном гробу или в специальной клетушке, где хоронят или оставляют умирать. Она - мертвец. Яга также обладает другим признаком трупа - это костеногость. Костеногость связана с тем, что Яга никогда не ходит. Она или летает, или лежит, т. е. и внешне проявляет себя как мертвец. [1]
3.Слепота Яги
Яга постепенно выясняется перед нами как охранительница входа в тридесятое царство (царство мертвых). Будучи мертвецом, героя она узнает как живого по запаху. Но есть еще другая причина, почему Яга воспринимает героя по запаху. Хотя в русской сказке этого никогда не говорится, но всё же можно предположить, что она слепая, что она не видит героя, а узнает его по запаху. Эту слепоту предполагал А.А.Потебня. Он объясняет эту слепоту так: "Яга представляется, между прочим, слепою. Можно догадываться, что слепота Бабы значит безобразие. Представление тьмы, слепоты и безобразия сродни и могут заменить одно другое"[2]
Под "слепотой" может быть вскрыто понятие некоторой обоюдности невидимости. По отношению к Яге это могло бы привести к переносу отношения мира живых в мир мертвых: живые не видят мертвых точно так же, как мертвые не видят живых. Но тогда и герой должен был бы представляться слепым. Действительно, так оно должно было бы быть, и так оно и есть на самом деле. Мы увидим, что герой, попавший к Яге, слепнет.[1]
Но действительно ли Яга слепая? Непосредственно этого не видно, но по некоторым косвенным признакам об этом можно судить. В сказке "Баба Яга и Жихарь" Яга хочет похитить Жихаря и прилетает к нему в тот момент, когда его приятели, кот и воробей, ушли за дровами. Она начинает считать ложки. "Это - котова ложка, это - Воробьёва, это - Жихарькова". Жихарько не мог утерпеть, заревел: "Не тронь, Яга-баба, мою ложку!". Яга-баба схватила Жихаря, потащила".[3] Итак, чтобы узнать, где Жихарько, Яга должна услышать его голос. Она не высматривает, она выслушивает так же, как она вынюхивает пришельца.[1]
В других сказках Ягу ослепляют. "Как она уснула, девка залила ей глаза смолой, заткнула хлопком; взяла свою дитятю, побежала с ним".[3] Но все эти примеры, на мой взгляд, говорят только о возможной, а не действительной слепоте Яги.
Если верно, что Яга охраняет тридесятое царство от живых, и если пришелец, возвращаясь, ослепляет ее, то это значит, что Яга из своего царства не видит ушедшего в царство живых, вернувшегося, т.к. возвращаясь из потустороннего мира, герой уже пахнет как мёртвый.
4.Яга – хозяйка лесных животных
Другая особенность облика Яги - это то, что она имеет над лесными животными неограниченную власть.[1] "Вышла старуха на крыльцо, крикнула громким голосом - и вдруг, откуда только взялись, - набежали всякие звери, налетели всякие птицы".[3] Яга представляет собой явление, известное в этнографии под названием хозяина леса.[1]
Итак, сначала нам Яга представлялась как охранительница входа в царство мертвых. Затем она оказывается хозяйкой животных. Есть ли здесь связь? Мы уже знаем, что смерть на некоторой стадии мыслится как превращение в животных. Но так как смерть есть превращение в животных, то именно хозяин животных охраняет вход в царство мертвых (т.е. царство животных) и дает превращение, а тем самым и власть над животными.[1]
5.Яга - похитительница
Часто в сказках Яга выступает как похитительница, людоедка, стремящаяся сварить или изжарить детей. По мнению В.Я.Проппа, Яга-похитительница, людоедка связана с комплексом посвящения юношей во взрослую жизнь. Баба Яга часто в сказках, как своим жилищем, так и словами, представляется людоедкой. "Забор вокруг избы из человеческих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами; вместо дверей у ворот - ноги человечьи, вместо запоров - руки, вместо замка - рот с острыми зубами".[3] Также в сказках мы видим, что дверь избушки кусается, т. е. представляет собой рот или пасть. Таким образом, В.Я.Пропп на основе исследований старорусских обрядов сделал вывод, что этот тип избушки соответствует той хате, в которой производилось посвящение юношей во взрослую жизнь. Здесь образ Бабы Яги связан с функцией жрицы, проводящей подростков через обряд, сопровождающийся страшными испытаниями для молодых людей. Не зря, я считаю, в сказках герои, возвращаясь из царства мёртвых, становятся мудрее, получив жизненный опыт в тридесятом царстве, как и те юноши, прошедшие через обряд посвящения во взрослую жизнь, прожившие 2-3 года в лесу.
Итак, Яга рассыпалась перед нами рядом частностей и отдельных черточек. Мы должны опять их собрать воедино. Но, по мнению В.Я.Проппа, воедино разные образы Яги собрать нельзя. Яга-охранительница входа в царство мёртвых из царства живых, Яга-похитительница, Яга-людоедка, Яга-хозяйка животных леса не представляют собой целого. Но вместе с тем они и не представляют собой совершенно различных фигур, объединенных только именем. По мнению В.Я.Проппа, атрибуты Яги и некоторые ее действия связаны с представлениями о прибытии человека в царство смерти. Разные образы Яги, я считаю, совершенно не исключают друг друга. Наоборот, они состоят в теснейшем историческом родстве.
6.Понимание образа Бабы Яги современными детьми
В процессе работы по данной теме я решил выяснить, насколько ребятам моего возраста интересен этот персонаж, как они понимают образ Бабы Яги. С этой целью я предложил своим одноклассникам сначала прочитать сказки из сборника А.Н.Афанасьева «Баба Яга и Жихарь», «Сказка о молодце-удальце и живой воде», «Иван Быкович». После того, как ребята прочитали предложенные мною сказки про Бабу Ягу, я приготовил для них анкету в форме теста:
1.Часто перед Иваном избушка Бабы Яги "без окон без дверей" - вход с противоположной стороны. Но отчего же герою не обойти избушку и не войти с другой стороны? Почему нужно избушку повернуть?
А) Ивану лень обходить избушку.
Б) Иван боится, что Баба Яга на него рассердится и съест его.
В) Избушка стоит на какой-то невидимой грани, через которую Иван никак не может перешагнуть.
2.Герой входит в избушку Бабы Яги и слышит: "Фу, фу, фу! Прежде русского духу слыхом не слыхано, видом не видано; нынче русский дух на ложку садится, сам в рот катится". Какой смысл имеют эти слова Бабы Яги?
А) Давно Баба Яга не встречала русского человека.
Б) Давно Баба Яга не встречала в своём лесу живого человека, а запах Ивана есть запах живого человека.
В) Баба Яга очень соскучилась по общению.
3.Иван не сразу говорит Бабе Яге о цели своего прибытия. Почему герой прежде всего требует покормить, помыть его: "Чего кричишь? Ты прежде напой-накорми, в баню своди, да после про вести и спрашивай"?
А) Требуя пищи, бани, герой тем самым выдаёт себя за мертвеца (такого же, как и Баба Яга).
Б) У Ивана была долгая дорога - он очень проголодался и испачкался.
В) Ивану не хочется рассказывать Бабе Яге, почему он оказался в этом месте.
4.Какое предположение можно сделать, исходя из описания Бабы Яги: занимает Яга, костяная нога, собой всю избу: "Впереди голова, в одном углу нога, в другом другая, нос в потолок врос"?
А) Баба Яга – гигант, великан.
Б) Баба Яга – неживой человек.
В) Когда Баба Яга спит, у неё вытягиваются ноги, руки и нос.
5.Почему в сказке «Баба Яга и Жихарь» Яга, являясь домой к Жихарю, считает ложки: «Это - котова ложка, это - воробьёва ложка, это - Жихарькова»?
А) Баба Яга играет с Жихарькой.
Б) Баба Яга слепая, она хочет по голосу определить, где Жихарь.
В) Баба Яга любит перебирать ложки.
На вопросы анкеты отвечало 22 ученика.
16 ребят считают, что избушка Бабы Яги стоит на какой-то грани, через которую герой никак не может перешагнуть, что Яга - охранительница входа в царство мёртвых из царства живых.
8 человек понимают смысл слов Бабы Яги: «Фу, фу, фу! Прежде русского духу слухом не слыхано, видом не видано; нынче русский дух на ложку садится, сам в рот катится» так: Баба Яга давно не встречала в своём лесу живого человека, а запах героя есть запах живого человека.
6 человек считают, что герой, требуя пищи, бани, выдаёт себя за мертвеца (такого же, как и Баба Яга).
7 учеников предполагают, что Баба Яга – неживой человек, потому что у неё костяная нога и она занимает собой всю избу («…впереди голова, в одном углу нога, в другом другая, нос в потолок врос»).
3 человека смогли увидеть слепоту Бабы Яги (сказка «Баба Яга и Жихарь»). Эти ученики считают, что Баба Яга по голосу определяла, где находится Жихарь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основе исследованного материала, я считаю, поставленная гипотеза мною доказана: наши предки в образе Бабы Яги видели не просто злую старуху, похитительницу, людоедку, они через образ этого сказочного персонажа изображали охранительницу входа из царства живых в царство мёртвых. Во-первых, Яга чувствует героя по запаху как живого человека. Во-вторых, Баба Яга сама мертвец (у неё костяная нога, живёт она в избушке, являющейся прообразом гроба). В-третьих, Яга – хозяйка лесных животных, образ которых, по представлению славян, принимают умершие. В-четвёртых, Баба Яга не пропускает героя за черту, на которой стоит избушка (пограничная застава), пока герой не докажет, что он «свой», т.е. мертвец.
Также я считаю, что на основе исследуемого материала раскрыл причины появления в устном народном творчестве образа Яги. Этот персонаж в русском фольклоре возник во времена обряда посвящения подростков во взрослую жизнь. Юноши, проходящие через этот обряд, подвергались ряду страшных испытаний. Они вынуждены были жить в лесу 2-3 года и не возвращаться домой, пока не станут взрослыми. Предполагается, что обряд посвящения подростков во взрослую жизнь проводила женщина в годах – жрица. Юношам, прожившим в лесу не один год и набравшимся некой мужской мудрости, было запрещено рассказывать о том, что с ними происходило в лесу во время этого долгого обряда. Были случаи, что некоторые юноши не выдерживали испытаний, погибали.[1] Из-за незнания истины родные люди подростков (женщины) придумали образ старухи, проводившей обряд с их детьми, и наделили этот образ чертами людоедки, похитительницы, охранительницы врат в царство мёртвых (для родителей долгое отсутствие их детей равно их смерти). Таким образом, на взгляд В.Я.Проппа, появился в русском фольклоре загадочный образ Бабы Яги.
По результатам анализа проведённой анкеты видно, что большая часть опрошенных детей (72%) в образе Бабы Яги видят охранительницу входа в царство мёртвых из царства живых; 32% опрошенных детей понимают мотивы и причины поведения Яги в избушке при встрече с героем. Но из ответов детей видно, что они не в полной мере понимают образ Бабы Яги. Чтобы современные дети смогли понять суть образа этого персонажа и причины его появления в русском фольклоре, я думаю, что им нужно больше читать сказок про Бабу Ягу, а в старших классах учителям на уроках истории советую привлекать внимание детей к истокам русского фольклора. Такой подход к изучению истории поможет, на мой взгляд, лучше понять и образ мыслей, и образ жизни наших предков, а также понять причины появления многих сказочных персонажей в устном народном творчестве.
Исследование данной темы, на мой взгляд, имеет в будущем продолжение, т.к. есть вопросы, на которые я хотел бы найти ответы:
- Какова история происхождения имени Яга?
- Есть ли в сказках других народов персонажи, похожие на нашу Бабу Ягу, и как они называются?
Список использованной литературы:
В.Я.Пропп. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946.
Потебня А.А. О мифологическом значении некоторых обрядов и поверий. – Чтения в обществе историй и древностей российских, 1865, кн.3.
Афанасьев А.Н.. Народные русские сказки, т.1-3 / Подгот. текста, предисл. и примеч. В.Я.Проппа. М.. 1957.

Приложенные файлы


Добавить комментарий