Внеклассное мероприятие, посвящённое 125-летию со дня рождения основоположника мордовской литературы, поэта Захара Федоровича Дорофеева

ГБОУ РМ СПО (ССУЗ) «Зубово-Полянский педагогический колледж» Республики Мордовия



Внеклассное мероприятие, посвящённое 125-летию со дня рождения
основоположника мордовской литературы, поэта Захара Федоровича Дорофеева



Автор: Баранова Нина Александровна,
преподаватель родного языка и литературы









Печать Слайд
Мог ли подумать Захар Федорович Дорофеев при жизни о том, что когда-то, в будущем на его родной мордовской земле будут гордо произносить его имя, его фамилией будут названы улицы, Слайд а в родном селе открыт музей. Слайды. Наверное, вряд ли. Его жизнь - яркий пример служения своему народу.
В преддверии великой даты - 1000-летия единения мордовского народа с народами Российского государства в республике и за ее пределами проходили мероприятия, которые посвящены этой дате. В Торбеевском районе в селе Салазгорь, на родине основоположника мордовской литературы, поэта Захара Федоровича Дорофеева состоялось грандиозное по своему историческому и культурному значению мероприятие - «Дорофеевские чтения», посвященное ко дню рождения просветителя. Слайд
Родину писателя в этот день посетили многочисленные гости. У парадного входа в Салазгорьскую среднюю школу их встречали хлебом-солью земляки поэта. Звучали песни на стихи Захар Федорович Дорофеева, была организована выставка рисунков «Дорофеевская сторонка». Затем делегация посетила школьный краеведческий музей. Слайы
Особое место в музее занимают стенды, посвященные знаменитому земляку Захар Федорович Дорофееву. Уникальные и подлинные материалы хранятся и собираются кружковцами под руководством учителя истории Григория Васильевича Сетяева. Они ценны по своей значимости, потому что этими вещами и книгами пользовался просветитель мордовского народа. Слайы
Открыл торжество председатель Государственного комитета Республики Мордовия по национальной политике, земляк Александр Степанович Лузгин, который в своём выступлении отметил:
- Многое делается в Мордовии по увековечиванию памяти наших прославленных земляков, которыми гордится мордовская земля. Захар Федорович Дорофеев - один из них. Шагая по своему творческому пути, он увлекал и вел за собой все новых и новых представителей своего малого народа. Наступило время собирать камни и строить усадьбу прославленного поэта-земляка на салазгорьской земле. А музей необходимо расширять. Сюда должны приезжать туристы со всей России. Слайд
Прекрасные слова о своем земляке произнес заслуженный учитель Мордовии, руководитель музея имени Захар Федорович Дорофеева Григорий Васильевич Сетяев. Слайд
- Каждое произведение Захара Федоровича, помещенное в школьных учебниках или отдельных изданиях, носит большой патриотический дух. И в том, что мордовский народ в грозные годы Великой Отечественной грудью встал на защиту своей Родины, был и его вклад. Надеемся, что в ближайшее время в селе будет установлен памятник нашему знаменитому земляку Захару Федоровичу Дорофееву.
И его слова сбылись. Прекрасный памятник стоит напротив Салазгорьской школы. Слайд
Захар Фёдорович Дорофеев - один из зачинателей мордовской литературы, педагог, исследователь фольклора, поэт, историк и этнограф, родился в селе Салазгорь, Тамбовской губернии, Спасского уезда, (ныне Торбеевского района Республики Мордовия) в семье крестьянина- середняка Федора Михайловича и Екатерины Михайловны. Семья Дорофеевых была большая, она состояла из 16 человек. Слайд
Слайд Захар рос жизнерадостным мальчиком. Он всем интересовался, всюду успевал, все хотел знать. Больше всего он любил песни, охотно слушал басни, сказки и иногда сам пересказывал. Позднее он говорил своим товарищам «Мордовские песни это моя душа, моя радость». Гордостью семьи был сад около дома, в котором насчитывалось до сотни плодовых деревьев.
Человек начинается с детства, с тех дорог, по которым он позже пойдет в большую жизнь. Однако его первые впечатления - это не только шумящие на ветру деревья, синь воды, птицы и солнце. Захар Федорович Дорофеев увлеченно собирает мордовский фольклор, обычаи и традиции, песни и сказки, пословицы и причитания. 17 из них, переведенных им на русский язык, впоследствии войдут в его сборник «Песни думы народного учителя» Именно через эту маленькую книжицу 100 лет назад народы России по-настоящему узнали о мордве.
С ранних лет все дети приобщались к труду: пахали, сеяли, косили, жали, молотили, помогали по хозяйству, ухаживали за младшими. В семье высоко ценилась грамотность и, несмотря на трудности, все дети ходили в школу. Салазгорьское училище окончил и Захар, радуя родных своими успехами.
Ему хотелось учиться дальше, и он в 1901 году предпринял попытку поступить в начальную инородческую школу при Казанской учительской семинарии, но принят не был. Вернувшись, домой, Захар Дорофеев продолжает образование в Виндрейском двухклассном церковно-приходском училище с четырехгодичным сроком обучения. Здесь властвовали муштра, зубрежка, молитвы, суровый режим. Отдушиной было чтение стихов Пушкина, Лермонтова, Некрасова.
Но мальчик не оставлял мечты о профессии учителя, о семинарии. «Завернусь, бывало в зимнюю ночь в мордовскую шубенку и долго-долго не засыпаю на полатях: все мечтаю о семинарии, о семинаристах, где жизнь мне казалась, как в раю», писал в автобиографии Захар Дорофеев.
Осенью 1905 года после отличной сдачи вступительных экзаменов он был зачислен на подготовительное отделение семинарии. Способного юношу заметил Макар Евсевьевич Евсевьев. Он привлекал его к изучению мордовского фольклора, поддерживал его первые стихотворные опыты. В семинарии Дорофеев начал писать стихи, некоторые из них были опубликованы в казанских газетах «Волжско-Камская речь» и «Волжский вестник».
От имени своего народа первым заговорил о необходимости «создать всеобщие законы для всех униженных людей». В период революции 1905 года он писал:
«Песни дали»
На волю, на волю, на буйную волю
Звенящая даль так и манит, зовет,
И песню раздолья по чистому полю
В сиянье лазурном навстречу мне льет.
В той песне таинственной, чудной, свободной
Грядущий весь мир во всей славе воспет:
В ней нет ни коварства, ни злобы холодной,
Ни лжи враждотворной, ни горечи нет.
И льется она без конца, без предела,
Звучит переливом на сердце в груди.
О, мчись же ты, песня, незлобиво, смело,
И спящих в сем мире немолчно буди.

Захар Дорофеев участвует в работе нелегального кружка, в составлении и распространении листовок, читает запрещенную литературу. В семинарии были приняты все меры, чтобы подавить бунтарские настроения учащихся. После долгих расследований 30 из них, в том числе и Захар Дорофеев, постановлением педагогического совета от 30 мая 1906 года были исключены из семинарии.

И только отсутствие прямых улик, и заступничество Макара Евсевьевича Евсевьева помогли Дорофееву после «серьезного внушения» продолжить обучение и успешно закончить это учебное заведение. Макара Евсевьевича Евсевьев дал выпускнику прекрасную характеристику:

«Господин Ильминский, нельзя исключать Дорофеева из семинарии. Серьёзных обвинений у него нет, а так он очень талантливый! Он интересуется русской литературой и естественными науками. Пишет статьи, причем некоторые из них выходят недурно! На литературных вечерах в семинарии всегда выступает со своими произведениями. На выпускном экзамене Дорофеев дал отличный пробный урок по географии в начальной мордовской школе при семинарии. Довольно хорошо знает и может вести хоровое пение в школе. Характера Дорофеев мягкого и добродушного. С товарищами всегда находится в хороших отношениях. Вот увидите, увидите, из него выйдет НАРОДНЫЙ учитель».

Слова Макара Евсевевича Евсевьева стали пророческими.
И благодаря исключительному упорству, самоотверженному труду и безграничной любви к своему народу помогли Захару Фёдоровичу Дорофееву в условиях царского самодержавия пробиться к свету, к знаниям, к культуре, стать поэтом и учителем. И как предвидел Евсевев –НАРОДНЫМ!

Но это было потом.
А пока 1909 год знаменательная веха в жизни Захара Фёдоровича Дорофеева. По окончании семинарии Дорофеев назначается в село Польское Ардашево - Темниковского уезда Тамбовской губернии учителем. Он писал:
«Не мудрец я, и не знахарь»
Не мудрец я, и не знахарь, И не доблестный герой - Я учитель, вольный пахарь В жизни юной, молодой. Поднимаю крепким плугом Борозду за бороздой, Вырываю друг за другом Камни с сорною травой. Сею знанья. Много песен За работой я пою. Как прекрасен и чудесен Труд мой в жизненном бою. Хоть рожден нуждой и горем, Но счастливо я живу. Плыть житейским бурным морем Всех, кто хочет, я зову

В Польском Ардашеве молодой учитель столкнулся с большими трудностями: до него в селе не только не было учителя, но не было и самой школы как таковой, поэтому занятия приходилось проводить в крестьянских избах. Многие родители не пускали своих детей в школу.
И только неиссякаемая энергия, горячая любовь к родному народу помогли учителю завоевать авторитет среди жителей села и сделать школу центром культурной жизни не только Польского Ардашева, но и близлежащих сел. Здесь была создана библиотека, накоплено немало репродукций с картин великих русских художников. В школе проводились беседы, демонстрировались диапозитивы, устраивались громкие читки.

«Слава, слава!»
Слава нищему-учителю,
Слава труженику вечному,
Слава сеятелю знания,
Просвещения хранителю.
Слава праведному месяцу,
В мраке ночи засиявшему,
Слава пахарю-селянину,
Свет науки распознавшему.
Слава всем, кто обливается
Потом-кровью за работою,
Кто свой век влачит, скитается
По чужим людям, по улице,
Кто с утра до поздней ноченьки
Бьется в грозном заключении,
Кто не знает тихой радости,
Кто терзается от голода...
Слава, слава погибающим
За всеобщий мир, за знание,
За трудящихся работников,
За добро и правду-истину.

Учитель сельской школы, затерявшейся в мордовской глухомани, свою любовь к родному краю выражал по-своему, не в пример ревнителям поверхностной самобытности и национальных «одеяний» художественного слова:
«Школа»
Школа есть источник знанья,
Света, ласки, теплоты;
Факел счастья, упованья,
Силы, мира, красоты.
В ней горит любовь святая
Блеском солнечных лучей,
Суеверья разгоняя,
Правдой веет на людей.
В ней священная свобода
Гложет рабство, мрак ночной,
Возвышая дух народа,
Светит яркою звездой.
Так спешите же, о братья,
В школу пристани живой,
Всем вошедшим, без изъятья,
Даст она приют, покой.

Первая мировая война, в окопах которой Захара Фёдоровича Дорофеев находился около года, февральская революция и разочарование во Временном правительстве окончательно освободили его от иллюзий просветительства и привели к пониманию необходимости революционного преобразования общества, в конечном счете к большевикам.

«В эти мрачные мутно-туманные дни»
В эти мрачные мутно-туманные дни,
Дни, когда говорят только пушки,
Богачи зажигают в лампадах огни
И справляют лихие пирушки...
В эти скорбные, грустные, хмурые дни,
Дни, когда тыл читает молитвы,
Ты, товарищ, меня не забудь, вспомяни,
Что я тоже молюсь среди битвы.
Но молитвы мои не хваленья богам,
А любовь к своей милой России,
В них проклятья я шлю и царям и попам
Над волнами кровавой стихии.

Обучаясь на творчестве великих русских поэтов Александра Пушкина, Николая Некрасова, Владимира Маяковского, уже в 1912 году, с изданием первого своего сборника «Песни и думы народного учителя» он встал в один ряд с прогрессивными людьми России.
Захар Фёдорович Дорофеев свой сборник стихов «Песни и думы народного учителя» опубликовал в Москве в 1912 году, который стал первой страницей истории мордовской художественной литературы.

Поэзия 3. Дорофеева, несмотря на то, что она создавалась на русском языке, стала не только выражением социальных надежд мордовского народа, но и отражением внутреннего мира мордвина с национальными особенностями его мировосприятия и мироощущения. Все написанное им на русском языке увидено глазами мордвина, воспринято его чувствами.

В него вошли стихи, написанные поэтом в 1908 - 1912 годах т. е. в период жесточайшей реакции, Дорофеев скажет об этом со всей определенностью:
«Пишу временами, пишу без затей, сражаюсь стихами за павших людей.
Живу одиноко средь язв и проказ, но видит далёко недремлющий глаз.

«Я жить хочу Хочу томиться»
Я жить хочу... Хочу томиться, Хочу страдать, хочу любить... Пусть будет мрак сильней яриться, Пусть всюду правду будут бить. Не может быть, что не настанет Тот час, когда пресветлый луч Сквозь сумрак лжи на землю взглянет, Разгонит злобу мрачных туч.
Лейтмотив его поэзии - раздумья о судьбах тружеников, мечта о свободе, вера в торжество преобразования жизни. В нем поэт выразил думы и чаяния народа, веру в неминуемое и скорое торжество свободы, равенства и братства людей.
«К богачам»
Вы не поняли тайны священные
Пролетевших, прошедших веков,
Позабыли слова вдохновенные
Чудодейственных мудрых богов.
Не видали борьбу исполинскую
Горькой бедности с жизненным злом;
Не постигли Любовь Материнскую,
Правду верную сердцем, умом.
Вы не знаете души народные,
Души, полные скорби святой;
Непонятны вам песни свободные,
Что поются рабочей порой.
Не слыхали глухие рыдания
Многознающих гор и полей;
Осквернили Надежды страдания
Избалованной жизнью своей.

В них он отразил и тяжелое положение учителя в царcкое время.

«Шапка учителя»
Тяжела шапка дырявая,
Не торговая лукавая,
Не господская кудрявая
Шапка бедного учителя.
Не поднять ее богатому,
Не измерить тароватому,
Не понять врагу заклятому
Просвещения хранителя.
Много сил под ней положено,
Добрых, честных дум встревожено,
Много злобы уничтожено
Ею в жизни многобедственной.
Она всякому дорожному
И святому, и безбожному,
И начальству всевозможному
Бьет челом с нуждой ответственной.
Захар Фёдорович Дорофеев дал знать народам России о просвещенном мордовском народе, мысли и чаяния которого созвучны с общенациональными. Да иначе и не могло быть. Находясь в одном пространственном поле, в течение многих столетий мордва не только жили бок о бок с русскими и другими представителями народов России, но и создавали и развивали общую историю и культуру.
В сборнике "Песни и думы народного учителя" автор также поместил стихотворения, навеянные мордовским песенным творчеством, в которых лирика переплетается сокровенными думами автора о приближающейся революции.
В стихотворении «К солнцу» он писал:
Что так ярко светишь, солнце золотое,
Или ты не знаешь горе мировое?
Посмотри на землю жить так стало трудно,
Люди заразились страстью безрассудно...
Кровь большой рекою льется от насилья,
Сердце грустно бьется, бьется от бессилья.
Что ни день, то горе, слезы и проклятья;
Всё переменилось в мире без изъятья.
Скоро ли прибудет день тот недалекий,
Мир когда воспрянет к истине высокой?
«Скоро, скоро... близок», солнце отвечало
И еще нещадней, ярче запылало.
В сборник «Песни и думы народного учителя», кроме стихов и баллад, написанных в народном ключе, Дорофеев включал собственные русскоязычные переводы из мордовской народной лирики. Это 16 мордовских народных песен, переведенных Дорофеевым на русский язык.
Произведения явились не просто «песнями и думами» просвещенного мордвина, но и первой страницей реалистической литературы мордовского народа, его первым обращением к людям всей земли.
Со всей откровенностью говорит он об этом и в лирической миниатюре

«Мой друг»
«Мой друг! Зачем так много силы
Во мне кипит в борьбе со злом?
Я буду биться до могилы,
Не буду никогда рабом..
Собой средины не означу
Я ни в раю и ни в аду.
Я засмеюсь или заплачу,
Я поборю или паду.
Я буду биться до могилы,
Не буду никогда рабом».

И в своей жизни, как и в литературной деятельности, серединных, половинчатых решений поэт никогда не искал.
Получается, что даже описанные картины природы автором скорее отражают душевные переживания, чем создают конкретный пейзаж.
Например, в стихотворении «Осенним вечером» важны не столько сами картины природы, сколько рожденные ими чувства грусти и сожаления.
«Осенним вечером»
Вечер. В небе заря занимается.
Алый свет в облаках разливается.
Грустно, медленно лес осыпается.
Увядают и блекнут листы.

Стонут, мчатся, гудят ветры буйные.
Меркнут-тлеют лучи многоструйные,
Вдаль уходят часы поцелуйные,
Гаснут взоры живой красоты.

Щебетуньи-певуньи печальные
Улетают в сторонушки дальние.
Песни нежные, песни прощальные
В свежем воздухе льются волной.

Омрачается ширь неизвестная,
Холодеет земля поднебесная.
Исчезает быль-сказка чудесная,
-Осень тащится серой тропой.

«Метель»
 Бушует метель, заметая
Дороги в лесах и полях...
Пушинками снега играя,
Кружится на льдистых морях.
Когда же к деревне подходит
Морозной вечерней порой,
Тоскливые песни заводит,
Блистая своей пеленой...
И льются те песни волною
В избенке во мраке ночном,
Где девы с сердечной тоскою
Гадают о счастье своем.
Но горе тому, кто по полю
В ту пору проходит тропой,-
Метель, насмеявшийся вволю,
Покроет его пеленой.
Со свистом и шумом взыграет,
Печальный прольет она вой...
И снежный сугроб вырастает
Тогда над погибшей душой.
Метель все следы заметает,
Гудит по степям и полям,
И снежною пылью бросает,
И вьется по белым путям.

Творчество Захара Федоровича особое явление в истории мордовской литературы. И не только потому, что поэту суждено было стать ее основоположником, но и потому, что Дорофеев поэт глубоко народный.
В статье, опубликованной в газете «Известия Мордовии» под названием «Он был первым», говорится: «Со словами «народный поэт“ и „основоположник“ следует обращаться осторожно». С таким суждением трудно не согласиться. Известно, например, немало мастеров слова, которые оказались причастными к процессам зарождения мордовской литературы раньше 3ахара Дорофеева и которые по уровню таланта были, может быть, в чем-то сильнее его, это Макар Евсевьев, Степан Аникин, Александр
Завалишин.

Но вряд ли кто решится назвать их основоположниками, тем более народными поэтами и писателями. «Основоположник, пишет автор статьи, это литератор, в чьем творчестве с наибольшей силой и полнотой впервые запечатлелись эпохальные мысли, чувства и чаяния народа.
Народный поэт это поэт определенного времени, поэт, которого знает весь народ». Народный поэт говорит за свой народ, выступает от имени, но высказывает свои мысли по-своему, своим голосом. И в своеобразии его голоса первейшая черта его таланта.

Дорофеев поэт народный еще и потому, что он плоть от плоти своего народа. Своя любовь к народу, Родине и у Дорофеева, она идет от «родимой земли», от материнских песен, от поколения молодых мордвинов, пробуждающихся к сознательному историческому творчеству. Эта любовь у него до обнаженности открытая, поэтичная, как поэтичен и открыт сам народ, породивший поэта.
«Колыбельная»
Грозы прокатилися и омыли пашенки,
Гром не потревожит сон твой, засыпай;
Спи, малютка маленький,
Входит в сенцы май к нам,
Входит, засыпай.
Тю-тю, лю-лю, бай.Тю-тю, лю-лю, бай!
Запою я песенку, запою, голубушка,
И открою окна на зеленый дол.
Спи, листочек яблони, спи, отрада-любушка.
Спи, малютка маленький.
Время: засыпай.
Тю-тю, лю-лю, бай.
Тю-тю, лю-лю, бай!
Ты под солнцем ласковым
вырастешь высокою.
Вырастешь красивою, с ласковой душой.
Парни не насмотрятся в зори черноокие.
Люди с уважением скажут о тебе.
Птичка, засыпай.
Тю-тю, лю-лю, бай.
Тю-тю,' лю-лю, бай!

Обращение к фольклору в качестве проблемно-тематического и образно-стилистического источника творчества подняло мастерство 3ахара Дорофеева на новый уровень. К примеру, его «Нюрямонь мора» («Колыбельная песня») до сих пор в мордовской среде звучит как народная. Тот факт, что она бытовала без имени автора, растворяясь в песенной стихии народа, красноречиво свидетельствует о высоком художественном профессионализме литератора и органической сопряженности его природного дара с устно-поэтическим феноменом национальной культуры.
У Дорофеева миссия основоположника, выразителя эпохальных интересов народа и известность как поэта счастливо обручились друг с другом.
В годы первой мировой войны Дорофеев ушел на фронт и был тяжело ранен. Войне он посвятил целый ряд стихотворений: "На войну", "Война", "Беженцы", "Ночь в лагере", в которых осуждает массовое кровопролитие.
"Война"
Война. Как много это слово
О прошлой жизни говорит,
И что-то страшное сурово
В нем злобой адскою грозит.

Нигде не льется столько крови
И столько слез, как на войне,
И ею хлеб в зеленой нови
Дотла сжигается в огне.

От мирных жителей с тоскою
Проклятья сыплются ей вслед:
Царь-голод властною рукою
Всех губит средь несчастий, бед.

Леса, поля, овраги, горы
Залиты кровью юных сил;
Их тени злобно шлют укоры
Из тьмы безвременных могил.

У сколько раненых, убогих,
Калек слепых, хромых, сирот,
Безруких, нищих и безногих
Из года в год война дает!


А раньше все они ведь были
Здоровы, юны и сильны,
Свою семью, других кормили,
И не хотелось им войны.
Годами долгими пустуют
Без них поля в родной земле,
По ним семейные тоскуют,
Не видя хлеба на столе.
"Настало время роковое» .
Настало время роковое...
Не умирать, я жить хочу...
Приняв крещенье боевое,
К семье любимой полечу,
Жена вдали по мне тоскует,
И плачет маленькая дочь;
По ним душа моя горюет,
И ноет сердце день и ночь.
Ты, друг мой верный, дай мне руку,
Иначе в пропасть упаду;
Тая и зло, и скорбь, и муку,
Стопой неспешной к ней иду.
Иду... зачем? И ты не знаешь?
Но знаю я, что не вернусь.
Напрасно горестно рыдаешь...
Иду я умирать за Русь.
Поэзия 3ахара Дорофеева не просто отражала мир и время, она впитывала их в себя, пронизывая размышлениями о смысле жизни, судьбах Родины, долге и правде, красоте и любви, счастье.
"Ночь прошла, и я проснулся»
Ночь прошла, и я проснулся
От житейских лютых бед.
Дух, ликуя, встрепенулся,
И пропал кошмарный бред...
Сердце радостно забилось
В много вынесшей груди,
То, что видел, то, что снилось
Все осталось позади...
Что прошло с тоскою жуткой.
То не буду вспоминать,
Я люблю жену с малюткой
Да еще старушку мать.
Не грусти, жена родная,
Береги малютку дочь.
Скоро сгинет мировая
Беспросветная тьма-ночь.
Жизнь в представлении Захара Дорофеева - самая большая ценность. Но жизнь имеет смысл лишь тогда, когда она исполнена высокой цели, посвящена служению Родине, родному народу. Преданность Родине, труду во славу народа - вот необходимые условия достойной человеческой жизни, мера ее истинности и полноты, а для поэта - еще и источник вдохновения. С особой художественной силой выражена она в стихотворении
«Русь»
Люблю, люблю я, Русь родная,
  Твой грозный, мощный, дивный лик;
   Люблю твой гнев я, дорогая.
   Твой стон надорванный и крик.
   Люблю трескучие морозы
   Твои снега, метелей вой,
    Дожди, туманы, бури, грозы
    И твой палящий жаркий зной.
                     Люблю твои леса и нивы,
                     Хребты и цепи мрачных гор,
                     Морских течений переливы
                     И необъятный их простор.
                     Люблю твой сумрак молчаливый
                      В тени убогих деревень,
                      Где птичек рой, рой боязливый,
                      Проводит радостно весь день.
                      Люблю твои я хороводы,
                      Когда весною на лужок
                      Под сень приволья и свободы                           
                      Выходит девушек кружок.                             
                      Люблю, люблю я всё живое                            
     В тебе родимая земля:
     И поколенье молодое,
     И благодатные поля!
В 1918 г. З.Ф. Дорофеев назначается заведующим Темниковским УОНО. Он участник I съезда учителей-интернационалистов (1918).
А с октября 1923 года Захар Фёдорович Дорофеев работает в Москве в центральных советских и партийных органах: сначала инспектором Совета национальных меньшинств Hapкомпроса РСФСР, затем в Наркомнаце, в Мордовской секции при ЦК РКП (б) в мордовском отделе Центрального издательства народов СССР.
Вплоть до начала 1920-х годов Дорофеев писал на русском языке. В 1925 году был издан первый сборник стихов поэта на мокшанском языке «Свои песни».
Дорофеев - мастер искусства перевода. Кроме оригинальных стихов и песен в сборник «Свои песни» вошли его переводы на мокшанский язык лирики Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Некрасова, Тютчева. Они помогли открыть мордовскому народу богатство русской классической литературы.
А. С. Пушкин «Зимняя вьюга» на мокшанском языке
ЛОВОНЬ ДАВОЛ (А. Пушкинонь коряс)
Даволсь вельхни ловса менельть,
Пурязь таркси ловонь китькст;
Кода зверь сон гайфни венельть
Или аварьгоды идькс.
Лапаз вельхксса кона-конань
Тапай эзьк шужярю петь;
Или, кода эрьготьф ломань,
Вальмять зярняфнесы веть.
Ташта куднеськ ширемсь фталу,
Сон ни модати люмбай.
Бабанязе вальмять ала
Сюренц кштирдемста нувай.
Увфни якшамть эса вармась.
«Бабай, азк тон, мес нуват?
Али мяльце мольме кармась,
Али штрялксцень аф муят?
Бабай, морак, кода эрясь
Морять фтала нармоннясь;
Кода якась заря ланга
Ведняс эшиняв стирнясь».

Поэт много сделал для просвещения народов. По его инициативе в Мордовии и Пензенской области был открыт ряд национальных школ и училищ, созданы специальные учебные пособия для мордовских учащихся.
Захар Фёдорович Дорофеев понимал, что без добротных учебников на родном языке проблему школьного строительства не решить. Поэтому он интенсивно работает над созданием учебников для детей и взрослых. И вклад, внесенный им в эту область, невозможно переоценить. В период с 1925 по 1932 год он создал 15 учебников и учебных пособий на мокш. языке.
А первыми ласточками были букварь для детей и взрослых «Валда ян» («Светлый путь») и («Мокшанский букварь») для взрослых (1925), «Якстере теште» («Красная звезда», 1930)Учащиеся вторых, третьих классов учились по книге для чтения «Од веле» (Новая деревня). Учебник для четвертых классов назывался «СССР-сь» («СССР», 1929), книги для чтения «Пиже пакся» («Зеленое поле», 1928 год).
Все учебники и учебные пособия Захара Фёдоровича Дорофеева вобрали в себя новейшие достижения педагогической мысли своего времени, опыт народной педагогики и свой собственный. Они оснащены ярким речевым материалом: сказками, пословицами, поговорками, песнями, собственными стихами, краткими рассказами о хозяйственной деятельности местного населения, о важнейших событиях в жизни страны и за рубежом. Захар Федорович включал в свои учебники переводы произведений классиков русской и советской литературы.
Учащиеся мордовских школ пользовались его учебниками вплоть до 1932 года. Да и в последующие годы, будучи главным редактором редакции учебной литературы, издаваемой на мордовских языках, Учпедгиза РСФСР, он оказывал большую помощь в подготовке и издании учебной литературы на мокшанском и эрзянском языках.
Он увлеченно занимался литературной обработкой мордовского фольклора, написал сказки: -«Кончик большого пальца», -«Лубяная и серебряная кошелка», -« Три брата», -« Как парень служил солдатом» и др.
Наделенный от природы незаурядными способностями, Захар Дорофеев показывает себя и неплохим исследователем. При этом исследовательская деятельность у него нередко сочетается с художественным творчеством, изложение же материала подчас выливается в нечто промежуточное между научной статьей и художественным очерком («О мокшанах»), «К юбилею Толстого в рабочих клубах» (к 100-летию со дня рождения Л.Н. Толстого), «Итоги трехлетней революционной борьбы и труда» и др.
Великую Отечественную войну Захар Фёдорович Дорофеев встретил уже немолодым человеком, давали о себе знать и раны, полученные еще в 1916 году. Тем не менее, он без промедления записывается добровольцем в народное ополчение и отправляется на фронт.
Но осенью 1941 года под Смоленском он тяжело заболел и был демобилизован. С этого времени тяжелый недуг так и не позволил ему встать в строй.
Захар Дорофеев и сегодня – наш современник. Мы имеем в виду не только то, что его произведения изучаются ныне в школах и вузах, по его творчеству пишут дипломы, что не угасает интерес читателей к его личности и творчеству, но и то, что сам он называл «пророчествами» - его веру в мир без оружия и войн.

И в наши дни, когда по всему миру растёт и ширится фронт борьбы за безъядерный мир, с новой силой звучат слова Дорофеева о такой жизни на земле, когда «Сомкнутся все народы в тесный круг, Меч заржавеет. Блеснёт железный плуг».

«Будь правдив, товарищ, честен»
Будь правдив, товарищ, честен,
Ты не раб и ты могуч,
Скромен будь и незаметен,
Словно облачко меж туч.
Не ленись, как рассветает,
На работу уходи.
Леность праздности желает,
Счастье только впереди.
Не ходи к довольным, сытым,
Как то делает сосед;
Помогай больным, забытым
И уставшим среди бед...
Прочитай людскую повесть
На страницах бытия.
Делай все, что скажет совесть
Беспристрастный наш судья.

18 июля 1952 года перестало биться сердце Захара Фёдоровича Дорофеева, который своей общественной, литературной и педагогической деятельностью, всей своей жизнью являл пример бескорыстного и самоотверженного служения родному народу, его идеалам и интересам.
Его именем в Темникове названы улица и школа-интернат. На доме по Первомайcкой улице, где жил Дорофеев, прикреплена мемориальная доcка.

В 1990 г. к его 100-летию в Мордовcком книжном издательcтве на руccком и мокшанcком языках изданы его cочинения под названием «Окрыленные мечтания» («Пацяяф мяльхть»).
В 1965 году в связи с 75-летием со дня рождения Захара Фёдоровича Дорофеева исполком Саранского горсовета назвал его именем улицу. Находится в южной стороне, соединяя ул. Гастелло и Юннатскую. Дома индивидуальной застройки.

В Мемориальном музее военного и трудового подвига недавно прошла презентация поэтического сборника «Я люблю Саранск!» Книга, как видно из ее названия, посвящена нашему любимому городу, столице Мордовии Саранску. Представляя книгу, редактор издания профессор, доктор исторических наук Николай Федорович Мокшин охарактеризовал ее как оригинальный сборник, в котором собраны стихи 31 поэта.

«Первое стихотворение, вошедшее в сборник, – сказал Николай Федорович Мокшин, – наш классик Захар Федорович Дорофеев написал еще в 1913 году, то есть практически 100 лет назад.

Захар Фёдорович Дорофеев останется в нашей памяти сыном мордовской земли, который положил начало мокшанской поэзии, Учителем с большой буквы, который сделал очень много для того, чтобы Россия и весь мир узнали о талантливой мордовской народности

Стих «Вперёд»
Вперёд, товарищи, без боли
За счастье внуков и детей,
Чтоб им дождаться лучшей доли
После мятежных, смутных дней.
За них пойдем в огонь и в воду
Мы каждый час, и день, и год...
Дорогу нам и ходу, ходу
За человеческий весь род!





Заголовок 115

Приложенные файлы


Добавить комментарий