Особенности дробей в танце семейских


Староверы - кто они: беспокойный дух России или же ее невежество, фанатизм, рутина, пионеры освоения новых земель или вечно мечущиеся странники, ищущие свое Беловодье!? В поисках ответа на эти вопросы нельзя не отметить, что старообрядцы сохранили крепкий дух своих учителей: протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, епископа Павла Коломенского, - дух гордого сопротивления властям, неубывающего кержацкого упрямства в сохранении своей веры, своей культуры.
Староверы в истории России - феномен поразительный. Сторонники староверия впечатляют преданностью вере, широтой расселения на земном шаре, сохранением древнерусской культуры и своего лица на протяжении одной трети тысячелетия. Осмотрительный консерватизм старообрядцев во многом оказался нужным для нового подъема или возрождения национальной культуры, ибо продлил ее бытование до наших дней и, надо полагать, еще сослужит свою службу в различных уголках земного шара, куда забросила судьба горсточки дюжих русских людей, приверженцев старой веры и старых обрядов.
Гонимые властями старообрядцы становились невольными насельниками новых земель. Их хозяйственная деятельность на этих землях требовала выхода на рынок, что приводило к завязыванию связей с аборигенами края, к взаимовлиянию различных культур. Такое взаимное влияние наблюдалось почти везде, где поселялись старообрядцы (на Украине и в Прибалтике, в Белоруссии и Польше, на Урале, в Западной Сибири, на Алтае, в Забайкалье и на Дальнем Востоке).
Гонения на приверженцев старой веры и старых обрядов начались в царствование Алексея Михайловича, названного Тишайшим, во времена патриаршества Никона (1652-1666 гг.).
Менялись цари, менялись власти и режимы, а репрессии против ревнителей старой веры и древнего благочестия не прекращались: они или усиливались, что происходило в царствование Софьи, Петра I, Анны Иоанновны (бироновщина), Павла I, Николая I, в советское время или несколько затухали, ослабевали при Екатерине II, Александре I, Александре III, Николае II.
Как отколовшуюся непокорную часть народа староверов объявили вне закона, лишили всех прав и преследовали за веру. Между тем жизнь преследуемых церковными и государственными властями шла своим чередом. Староверы, где бы они ни поселились, возводили новые дома, поднимали целину, раскорчевывая леса, осушая болота, осваивали пустыни, таежные дебри и даже районы вечной мерзлоты.
Староверы до революции составляли значительную часть русского народа. Их численность превышала 20 млн. человек. И эти люди постоянно находились на положении гонимых как со стороны официальной русской православной церкви, так и со стороны государства.
Русские староверы внесли заметную лепту в процесс хозяйственного освоения многих земельных просторов в разных уголках Сибири (Ишим, Бараба, Алтай, Бухтарма, Забайкалье, Амур). Одни из них пришли сюда за тысячи километров в поисках "земли обетованной", легендарного Беловодья, пришли, спасаясь от никонианской новизны, от царских гонений. Других же в более позднее время пригнали по этапу с целью заселения новых земель, развития в этих краях надежного хлебопашества. Одни добирались тайными тропами, минуя пикеты, заставы, на которых было велено хватать всех беглых и возвращать своим владельцам, находящимся в Европейской России. Других же вели по этапу как ссыльных.
Староверов, бежавших из России в Польшу, на Украину, в Белоруссию, Молдавию и Прибалтику в связи с Семилетней войной, а затем и разделами Польши, стремились поймать, используя царские войска, и выдворить в Сибирь. Их селили на Барабе, Алтае, в верховьях Иртыша, по его притокам (Убе, Ульбе, Глубокой) и в Забайкалье, в Селенгинской Даурии по притокам р. Селенги (Хилку, Куйтуну, Чикою, Уде, Тугную). Эти группы старообрядцев, выведенные из Польши в 1764 году гнали в Сибирь по маршруту: Буг, Винница, Горохов, Межибеж, Бох, Бердичев, Стародубье, Ветка, Гомель, Калуга, Казань, Тобольск, Бараба, Алтай, Забайкалье. Их вели в Сибирь партиями по 150-200 человек в каждой вместе с женами и детьми. Всего их сюда следовало 22 партии общим числом около 4000 человек, на это число ссыльных приходилось 1000 конвоиров. Нужные, опасные, стало быть, эти люди. Не случайно через 30 лет после их водворения на указанных местах сибирские администраторы заговорят об общеполезности крестьян-старообрядцев, которые, по выражению иркутского губернатора Трескина, будучи поселены на местах, мало пригодных для хлебопашества, "и камень сделали плодородным". Там, где не доставала рука государства, староверы создавали вольные поселения или общины, в которых действовало крестьянское самоуправление. Так было на Волге, Бухтарме, в Сибири и других местах.
С.И. Гуляев изучая быт каменщиков, русских крестьян и беглых заводских работников, поселившихся на Бухтарме, писал о них: "Связанные одинаковою участью, одним образом жизни, отчужденные от общества каменщики составляли какое-то братство, несмотря на различные верования (там были предоставлены различные толки старообрядцев и православные. - Ф. Б.). Они сохранили многие хорошие качества русского народа: были надежные товарищи, делали взаимные пособия друг другу, особенно же помогали всем неимущим припасами, семенами для посева, земледельческими орудиями, одеждою и прочим".
Словом, на новых местах эти дюжие люди, обладая крепкой общинной и религиозной спаянностью, взаимопомощью, уверенностью в себе и в товарищах, трезвым и здоровым образом жизни, приверженностью и любовью к земле-матушке, неистощимым трудолюбием, наблюдательностью и смекалкой, выносливостью в борьбе с суровой природой, стойкостью перед невзгодами, деловым практицизмом и трезвым расчетом, проявили себя как истинные пионеры освоения новых девственных мест.Путешественники и очевидцы утверждают, что поля у них отличались ухоженностью, села - довольством и зажиточностью, культура земледелия была высокой, славилось их пчеловодство.
Везде у староверов господствовал культ чистоты. Поддерживалась чистота жилища, усадьбы, одежды. тела, В среде староверов не было обмана и воровства, в селах не знали замков. Давший слово, как правило, его не нарушал, исполнял обещание. Старших староверы почитали. Молодежь до 20 лет не пила водки, не курила. Крепость нравов ставилась в пример. Это к концу XIX века запреты стали нарушаться. За самовольство, непослушание предавали анафеме, не пускали в церковь. Только покаяние позволяло ослушнику восстановить свою репутацию в обществе.
Повседневные религиозные отправления состояли в следующем. Каждый день старовера начинался и кончался молитвой. Рано утром, поднявшись и умывшись, творили "начал". Помолившись, принимались за трапезу и за труды праведные - основу крестьянского благосостояния. Перед началом любого занятия обязательно творили Исусову молитву, осеняя себя двуперстием.
Народно-бытовая культура старообрядцев - очень сложный феномен. Казалось бы, все дела и помыслы староверов направлена к одной цели - сохранить те общественные отношения, которые существовали до утверждения крепостного права в России, сохранить старину - национальную одежду, обычаи и обряды, старую веру. Но не только в прошлое были обращены помыслы староверов Они внесли большой вклад в развитие торговли и промышленности.
Трудами П.Т. Рындзюнского, А.И. Клибанова доказано, что старообрядческое движение оказало стимулирующее влияние и возникновение и развитие капитализма в России.
Старообрядчество расшевелило народные массы и в нравственном отношении. Оно заставило русских людей задуматься над своим поведением, над жизнью. Праведно ли живем, когда утрачиваем свои культурные ценности, свое своеобразие, когда перенимаем бездумно зарубежные образцы? Старообрядцы жили богатой духовной жизнью, у них было много грамотных людей, их хозяйство находилось в лучшем состоянии. А семейные общины староверов, достигавшие 40-50 человек, были очень сплоченными и крепкими.
Выходцы из старообрядческой среды сделали мощное вливание в русскую культуру, сохраняя ее национальные истоки и традиции. Не случайно В.В. Розанов в статье "Психология русского раскола" писал: "Нужно помнить об оригинальном и огромном движении, которое испытывала русская душа в расколе, об этой бездне инициативы, акции, суровой борьбы и поэзии..." Академик Д.С. Лихачев охарактеризовал старообрядчество как "живой остаток древней русской культуры, сохранившей ее замечательные достоинства". Сделать это без культурной среды невозможно. Именно старообрядцы сохранили традиции книгописания, бережения иконописи и, главное - соблюдение русского уклада жизни, культуру в самом широком смысле, быт, пронизанный национальным духом, одежду и свое национальное самосознание.
Потомки забайкальских старообрядцев проживают сегодня компактно в Республике Бурятия на территориях Тарбагатайского, Бичурского, Мухоршибирского и Заиграевского районов, а также в селах - Ново-Десятницкое (Кяхтинский район), Ягодное (Селенгинский район), Хасурта (Хоринский район), Леоновка и Вознесеновка (Кижингинский район), в городах Улан-Удэ, Гусиноозерск. Дисперсно они расселились по всей Республике Бурятия. Значительная часть старообрядцев живет на территории Читинской области в Красночикойском районе.
Известно, что в Польше последователям протопопа Аввакума по сравнению с Россией жилось достаточно привольно, так как их никто не преследовал за веру, не величал «сатанинскими служителями антихриста», не брал поборов и не отправлял в рекруты. Кроме того, известно покровительственное отношение Польского короля к старообрядцам. Поэтому почти целое столетие старообрядцы жили на польских землях.
Наглядную картину таких вынужденных внутренних и внешних миграций хорошо показали в последнее время М.Г. Тарусская и А.А. Лебедева. Из их материалов видно, что 16 208 человек, прибывшие на поселение в Польшу (Ветка, Стародубье), были распределены с учетом места их прежнего местожительства следующим образом (данные на 1736 г.):
 Области Кол-во человек
Московская  (куда входили Тульская,  Калужская, Ярославская и Углицкая провинции) 4 823
Новгородская 1 864
Белгородская (в том числе Орловская провинция) 2 030
Воронежская (включая Тамбовскую провинцию) 665
Смоленская 670
Архангельская  (включая  Вологодскую и Устюжскую провинции) 61
Казанская 29
Нижегородская 480
Астраханская 3
остальные из разных городов России 5 583
 Как видно из этих данных, в польские пределы в XVII-XVIII вв. бежали по религиозным мотивам россияне со всей Европейской части своего государства. В этот исторический период в нашей стране еще сохранялись значительные межрегиональные культурные различия в языке (говоре), в одежде, в быту, обычаях, поверьях и т.д. В Польше же происходило своеобразное слияние областных особенностей русской культуры, образовывался культурный сплав, обладавший своей спецификой. Культурная интерференция в данном случае проявлялась в ускорении процесса слияния южно-русских особенностей с северорусскими, а также в заимствовании элементов культуры украинцев, белорусов, поляков. Поэтому фольклорная культура семейских несет в себе многие напластования, обусловленные пространственно-временными факторами, изменениями среды бытования (в результате неоднократного перемещения на территории европейской части России и Забайкалья, смены общественно-политических формаций. К началу ХХ в. традиционная обрядность у русских оказалась сильно разрушенной. У старообрядцев процесс трансформации обрядовой системы в силу консервативности их социально-культурной жизни значительно замедлен. Многие сохранившиеся формы фольклора проявили свою устойчивость вплоть до середины, а некоторые и до конца ХХ – начала ХХI вв. Но общинно-традиционная жизнь фольклорной культуры семейских не была застывшей, поскольку находилась в контексте своего времени. Это касается прежде всего семейно-обрядового фольклора, магическая функция уступала место развлекательной, из взрослой обрядности, некоторые жанры фольклора переходили в детскую забаву, а движения семейских танцев, которые непосредственно были связаны с песней и игрой также к настоящему времени приобретают более подвижный сценический вид.
В силу большой занятости на работе в поле и по хозяйству ладони были с мозолями, поэтому в танце женщины не разворачивали руки ладонями вверх, стараясь прикрывать их. Также движения рук были не выше плеча, так как силы после работы было немного, танец в данном случае выполнял функцию не столько развлечения, а больше расслабления, встряски и отдыха мышц.
Интерес представляют движения ног, которые состоят с основном из дробей - распространенный вид движений, выполняемых четкими, короткими и частыми ударами ног об пол. Танцующие как бы выстукивает ногами ритм пляски. В движениях ног на протяжении всего танца сохраняется более свободная позиция в мужском танце и более собранная позиция в женском, в обоих танцах сохраняется «пружинка» в коленях, т.е. очень маленькие приседания. При этом положение корпуса остается прямым, чуть откинутым назад, руки свободно опущены вдоль корпуса или спрятана под запон (фартук), или сложены под грудь. Удары могут быть всей стопой, пяткой, подушечкой. Ритмический рисунок дробей в семейской пляске весьма разнообразен по ритму и силе ударов, носит сугубо импровизационный характер, каждый участник выстукивает ту уникальную дробь, которая в момент исполнения танца ему захотелось исполнить. Однако есть и общий дробный ход – это небольшие шаги на всю стопу с коротким ударом об пол пяткой перед следующим шагом. Во время исполнения колени присогнуты, сохраняется пружинистое движение. На «раз» правой ногой делается небольшой шаг с ударом на всю стопу, на «и» исполняется короткий, отрывистый удар пяткой левой ногой около правой. Все повторяется с левой ноги на «раз». Дробным ходом можно двигаться вперед, назад, по любому рисунку танца. Темп также может быть любым согласно темпу музыки, под которую исполняется пляска. Также распространенная дробь в семейской пляске «трилистник». На «затакт и» правая нога опускается на каблук около левой ноги, на вторую шестнадцатую правая нога опускается на всю стопу с каблука, делая удар подушечкой. На «раз» левая нога с ударом подставляется на всю стопу около правой. Характер дроби живой, исполняется как на месте, так и с продвижением, и в повороте вокруг себя. К «трилистнику» обычно добавляют притопы всей стопой. Семейский ключ или дробная концовка – это ключ северорусской пляски. Он исполняется с двух ног на одну, в отличие от ключа в народно-сценическом танце, в котором первый удар начинается правой ногой. Не должно быть лишнего напряжения в теле, суть дробей – встряска мышц тела и их отдых, восстановление сил и поднятие настроения после тяжелых будней. Семейские пляски учат детей смекалке, ловкости и проворности, общению с противоположным полом, переносить все тяготы быта с достоинством и высоко поднятой головой. Самое главное, в пляске сохранился свободный дух русского народа. Танцуя, мы на генетическом уровне сможем его почувствовать, сохранять традиции и продолжать движение вперед.
Использованная литература
Болонев Ф.Ф. «Старообрядцы Забайкалья в ХVIII-XX вв.», Новосибирск: АОЗТ. Изд-во «Февраль», 1994
Соловьев Л.Г. Мастер-класс по фольклорному танцу
http://old.imbt.ru /buraeva/folklor_sovremen.htm#tophttp://www.semeyskie.ru/science_zateev.htmlhttp://www.dancerussia.ru

Приложенные файлы


Добавить комментарий