Музыкальная гостиная

Музыкальная гостиная
«Оперное творчество Н.А.Римского-Корсакова»

Две «гоголевские» оперы

В творчестве Н.А.Римского-Корсакова постепенно, но все более определенно, заявляет о себе интерес к народному искусству. «Уже с прошлого года я сильно стал интересоваться русскими народными песнями» - пишет композитор о своих занятиях 1875-1876 годов. Затем - намерение составить свой сборник и замечание о том, что наибольший интерес вызывали у него обрядовые и игровые песни, «как наиболее древние, доставшиеся от языческих времен и в силу сущности своей сохранившиеся в наибольшей неприкосновенности». Работая над сборником, Римский-Корсаков читает труды по древней славянской мифологии и начинает увлекаться поэтической стороной культа поклонения солнцу, ищет его остатки и отзвуки в мелодиях и текстах песен.
Первым произведением, обнаружившим влияние проделанной работы, стала опера «Майская ночь», созданная в 1878-1879 годах. Обращение к творчеству Н.В.Гоголя, разумеется, было не случайным: Римский-Корсаков «с детства своего обожал «Вечера на хуторе», и «Майская ночь» нравилась (ему) чуть ли не преимущественно перед всеми повестями этого цикла. Жена моя, еще будучи моей невестой, часто уговаривала меня написать когда-нибудь оперу на этот сюжет. Мы вместе с ней читали эту повесть в тот день, когда я сделал ей предложение. С тех пор мысль о «Майской ночи» не покидала меня». Замысел и первые музыкальные идеи стали возникать у него, когда еще не была завершена «Псковитянка» - историческая драма, сочинявшаяся в одно время с «Борисом Годуновым» М.П.Мусоргского, друга и единомышленника Римского-Корсакова.
В "Майской ночи" - поворот в сферу народной фантастики, народным обрядам, играм, хороводам, к устойчивому быту крестьянской жизни, к незыблемости народного бытия. "Само действие оперы связано мною с троицкой или русальной неделей называемой зелеными святками, да и гоголевские утопленницы обращены в русалок", - читаем в «Летописи».
Таким образом, в кругу интересов композитора снова оказывается народный быт и народное предание. Перед нами раскрывается поэтичная история любви крестьянского парубка Левко и красавицы Ганны. Но у Левко есть соперник - не кто иной, как его отец пан Голова. Узнав об этом, Левко подговаривает своих друзей высмеять старого повесу.

«Песня про Голову»

Пан Голова в компании с Писарем, Винокуром и Свояченицей пытается поймать зачинщика проказ, не подозревая, что это его собственный сын. Разыгрывается забавная сцена, в результате которой пострадавшей оказывается Свояченица. А Левко, обманув преследователей, прибегает на берег озера. Ночь, душа его полна любви, и он начинает петь... Очарованная его песнями, перед ним является Панночка, дочь сотника, о которой говорили в селе, будто она, доведенная до отчаяния злобной мачехой, утопилась в озере и стала русалкой. Желая отомстить мачехе-ведьме, она заманила ее в воду, и та тоже обернулась русалкой и скрылась среди дев подводного царства. С тех пор ищет Панночка мачеху среди своих подруг, но найти не может, и нет ей покоя. Просит она Левко помочь ей, и когда он в хороводе играющих русалок находит злую ведьму, Панночка, подобно доброй фее-волшебнице, устраняет все препятствия на пути влюбленных.

Прощальное дуэттино Панночки и Левко
«О как легко мне теперь»

Гоголевская повесть своей музыкальностью, красотой языка, богатством фантазии не могла не вдохновить такого чуткого художника, каким был Римский-Корсаков. Слово гениального писателя воплотилось в музыку гениального композитора.
Доминирует в опере лирическая струя: любовь Левко и Ганны. Необычно для Римского-Корсакова, что полнота лирических чувств сосредоточена не столько в женском, сколько в мужском образе. Поистине пленительны своей теплотой и задушевностью обе песни Левко, особенно вторая «Спи, моя красавица».

Песня Левко «Спи, моя красавица»

Достойное воплощение получили юмористические гоголевские сцены. Великолепны фигуры пьяного Каленика, глупого и напыщенно важного Головы, сварливой Свояченицы, Песня про Голову, рассказ Винокура.

Ансамбль «Сатана»

Фантастические образы «Майской ночи» - нежно-печальная Панночка, призрачные игры и песни русалок – слиты с образами природы. Фантастике отведено сравнительно не много места, но по художественной значимости она не уступает линии чисто лирической, опять-таки дополняя ее и сливаясь с ней.

Песня русалок «Заманивать молодца песней»

В русальную ночь, по народным поверьям, из воды выходят русалки. Они, подобно живым девушкам, поют песни, играют в игры. Так возникает особая атмосфера оперы, где все пронизано песенностью, дышит народным мелосом. Песенная стихия, охватывая реальный и фантастический миры, придает опере особое обаяние и поэтичность.

Сцена «Гопак»

В "Майской ночи" Римским-Корсаковым найден очень важный принцип образного сопоставления двух женских персонажей: реального (Ганна) и фантастического (Панночка). А между ними - реальный герой, юный Левко, волею судьбы увидевший и открывший мир фантастический, волшебный. Не каждому дано этот мир увидеть. Почему же Левко увидел? - Да потому, что он - поэт, музыкант, художественно одаренная натура. Подобная ситуация повторится у Римского-Корсакова много позднее, в опере "Садко", почти в точности (то, что видит Садко - Морскую царевну и ее сестер, - не видит никто). Так в творчество Римского-Корсакова входит тема не просто фантастики, а мира идеальной красоты, постичь которую дано только одному художнику.

На берегу пруда Песня Левко «Ой ты, месяц»

Проходят годы. Написаны "Снегурочка", "Млада" (опера-балет), и в 1894 году композитор вновь обращается к Гоголю. Снова - "Вечера на хуторе близ Диканъки", жизнь украинского села, и снова - народная мифология и народный праздник. Это - "Ночь перед рождеством".
Перед нами необычайная история о том, как, кузнец Вакула, влюбленный в дочь Чуба Оксану, стремясь добиться взаимности гордой красавицы, о
·тправляется верхом на черте в Петербург, к царице, за черевичками для Оксаны. История, в которой реальность тесно переплетается с фантастикой.

Колядка «На лугу»

Удивительно, с какой настойчивостью и постоянством, в течение долгих лет Николай Андреевич разрабатывает в своем творчестве эту тему. Жизнь народа - повседневная, наполненная трудами и заботами о насущном, и при этом - яркая, полнокровная, пронизанная энергией, нравственным здоровьем и красотой. Добро есть добро, а зло есть зло. Нет противоречивой двойственности, характеры цельные, прорисованные чистыми красками, - это, несомненно, сближало творчество двух великих художников - Гоголя и Римского-Корсакова.
Сходство между обеими «гоголевскими» операми обнаруживается без труда – в сплетении народного быта со сказкой, в ясно ощутимом национальном украинском колорите, в лирической окраске некоторых сцен, в сочном юморе. Но существенны и отличия второй «Ночи» от первой. В «Ночи перед Рождеством» композитор дальше отходит от содержания повести Гоголя. Сохранив основные сюжетные линии повести, он дополняет их фантастическими сценами и персонажами; непосредственный повод к этому – полет Вакулы в Петербург и обратно.

Возвращение Вакулы из Петербурга

Юмористические персонажи очерчены, как и в «Майской ночи», в тоне мягкого добродушия. Нечистая сила – черт, Пацюк и Солоха, - пока она действует на земле, лишь забавляет слушателя. Сатирический элемент заметен разве в фигуре дьяка.

Сцена вторая: Солоха и Дьяк

Лирическая линия, представленная Вакулой и Оксаной, не достигает, пожалуй, теплоты «Майской ночи». Оксана жизненнее, музыкальнее Вакулы. Кульминация этого женского образа – две арии. В первой Оксана – своенравная, капризная кокетнка, во второй – любящая девушка.

Вторая песня Оксаны

Основу сюжета "Ночи перед рождеством" составляют народные мифы - наиболее архаические пласты фольклора, героями которых в данном случае являются Овсень и Коляда. Они, как указывает сам автор, "суть одни из солнечных богов, подобно Яриле и Купале, упоминаемые только в песнях, называемых колядками. Оба они возвещают поворот солнца на лето после зимних вьюг и темных ночей и справляются после зимнего солнцеворота, подобно тому, как Купало и Ярило справляются вскоре после летнего, означая разгар лета". Порождением и отражением этих мифов является народный праздник Святок и связанный с ним обряд колядования».


Сцена колядования




Тема колядования и колядовщиков служит своеобразным лейтмотивом как в повести, так и в опере и связывает между собой персонажей: Вакулу, Оксану, Чуба, Солоху, дьяка, черта. Как "быль-колядку" определяет жанр оперы Римский-Корсаков, и действительно, игровая атмосфера колядования наполняет содержание оперы и придает ей особую звонкость и праздничность.
В "Ночи перед рождеством", как и в "Майской ночи", композитор широко использует украинские народные песни, что для него имело важное значение, причем не только эстетическое (красота народного мелоса), но и этическое: герои его опер говорили подлинным народным языком. В первой "гоголевской" опере звучат хороводные, игровые песни, во второй - колядки и щедривки.

Песня-пляска «Ой, коляда»

В "Ночи перед Рождеством" особое внимание привлекают оркестровые эпизоды - яркие и живописные музыкальные картины. Вновь заметить, что Римский-Корсаков был непревзойденным мастером создания, если можно так выразиться, "зримой" музыки. Картину зимнего звездного неба с ощущением холодного морозного воздуха мы "видим", когда слушаем вступление к опере.

Вступление к опере

Оркестровыми средствами решена и сцена полета Вакулы; здесь композитор следует гоголевскому описанию: "Все было светло в вышине. Воздух в легком серебряном тумане был прозрачен. Все было видно, и даже можно было заметить, как вихрем проносится мимо них, сидя в горшке, колдун, как звезды, собравшись в кучу, играли в жмурки ... " Полет Вакулы вырастает в опере в целую музыкальную картину, в которой пейзаж звездного неба (вступление к шестой картине) сменяется балетной сюитой, названной автором "Игры и пляски звезд", затем "Бесовской колядкой", где разгулявшаяся нечисть старается "Коляду пугать, Овсеня стращать", и, наконец, сиянием огней Петербурга, открывшегося глазам Вакулы.

Бесовская колядка








Каким же образом композитор творит свои волшебные картины? Подобно тому, как художник пользуется красками, Римский-Корсаков в своей "музыкальной живописи" работает с тембрами оркестровых инструментов. Например, ночное зимнее небо он "рисует" прозрачно-холодноватым мерцанием" челесты и колокольчиков на фоне изысканно-таинственного звучания арфы. А когда мы слышим "Игры пляски звезд", то понимаем, что композитор не может отказать себе в удовольствии "поиграть" оркестровыми красками еще и еще, поэтому-то гоголевскую фразу о звездах, "играющих в жмурки", преображает в танцевальную сюиту.

Игры и пляски звезд

Еще одна особенность дарования композитора - удивительная особенность музыкального слуха ассоциировать звук с цветом. Наверное, поэтому и гармонии у него тоже красочны, тональностями он "играет" так же естественно, как тембрами. Можно только приблизительно догадываться о том, что вмещала в себя фантазия великого художника, в какие сочные звуковые одежды облекались его образы. Примечательно еще и то, что к своим "секретам волшебства" он, правило, прибегает тогда, когда нужно показать в музыке появление "чуда", пляшут ли звезды в зимнем небе, плывет ли по морю царевна Лебедь или глазам изумленного юноши является таинственная русалка ... Да и просто картины природы: зачастую и их мы воспринимаем как нечто волшебное.

Эпилог «Гимн Гоголю»

Приложенные файлы


Добавить комментарий