Методическая разработка урока А. А. Ахматова. Жизнь и творчество. Лирика, отражение любви, душевных побед и крушений. Трагизм личности, семьи, народа (поэма «Реквием»)

ГОБУ СПО ВО «Острогожский аграрный техникум»





Методическая разработка
урока



А. А. Ахматова. Жизнь и творчество.
Лирика, отражение любви, душевных побед и крушений.
Трагизм личности, семьи, народа (поэма «Реквием»).

по дисциплине «Литература»



Преподаватель
общеобразовательных дисциплин
С. А. Егорова


Оглавление


13 TOC \o "1-2" \h \z \u 1413 LINK \l "_Toc70127451" 14Введение. 13 PAGEREF _Toc70127451 \h 1431515

13 LINK \l "_Toc70127452" 14Основная часть. 13 PAGEREF _Toc70127452 \h 1451515

13 LINK \l "_Toc70127453" 141. Подготовительный этап. 13 PAGEREF _Toc70127453 \h 1451515

13 LINK \l "_Toc70127454" 142. План занятия 13 PAGEREF _Toc70127454 \h 1461515

13 LINK \l "_Toc70127455" 143. Структура урока 13 PAGEREF _Toc70127455 \h 1481515

13 LINK \l "_Toc70127456" 144. Методика проведения 13 PAGEREF _Toc70127456 \h 1491515

13 LINK \l "_Toc70127457" 14Заключение. 13 PAGEREF _Toc70127457 \h 14241515

13 LINK \l "_Toc70127458" 14Список использованной литературы: 13 PAGEREF _Toc70127458 \h 14251515

13 LINK \l "_Toc70127459" 14Приложение 13 PAGEREF _Toc70127459 \h 14261515



15 Введение.

Написание методических разработки было продиктовано проблемой, которая остро стоит в настоящее время перед преподавателями дисциплины «Литература» в средних специальных учебных заведений. В связи с сокращением количества учебных часов по предмету, на изучение жизни и творчества многих поэтов и писателей отводится всего лишь два часа. Преподавателю следует тщательно продумать и провести каждый этап занятия так, чтобы выполнить все цели и задачи урока: познакомить студентов с личностью и творческой судьбой А. А. Ахматовой, раскрыть своеобразие ее поэтической манеры.
Анна Ахматова работала в русской литературе свыше пятидесяти лет и гордилась тем, что даже в самые мрачные дни своей биографии «не переставала писать стихи». Она пережила не только годы признания и славы, но и десятилетия гонений и замалчивания, пережила вместе со своим народом две мировые войны, революции, гражданскую войну и сталинский террор. Как поэт и как человек Ахматова естественно менялась, и перед преподавателем стоит трудная задача на уроках не только осветить многогранность ее художественного мира, но и не упустить из вида ее творческую эволюцию. Всегда сложным и ответственным является отбор стихотворений для непосредственного анализа на уроках со студентами.
Методических материалов по творчеству Анны Андреевны Ахматовой до последнего времени было очень мало, эта тема не изучалась в общеобразовательных учреждениях, в учебниках жизнь поэта не освещалась до 1996 года. Теперь появилось много интересных и содержательных статей и книг, освещающих сложную и трагическую жизнь поэта, ее своеобразное и многоплановое творчество. Преподавателю сложно и необходимо разобраться в этом потоке публикаций, сделать правильный выбор, определить для себя наиболее эффективные методы и формы преподавания. В связи с этим тема данной работы является актуальной и особо значимой.
Цель методической разработки: помочь преподавателям литературы раскрыть для студентов личность великого русского поэта, ознакомить с творчеством и необычной судьбой А. А. Ахматовой.
Проведение урока или внеклассного мероприятия по этой разработке позволит научить студентов воспринимать образную речь, развивать навыки самостоятельного анализа и оценки художественной речи.



Основная часть.

1. Подготовительный этап.
По учебной программе на изучение жизни и творчества Анны Ахматовой отводится всего два часа, я предлагаю провести урок-исследование по данной теме. На мой взгляд, эта форма позволит наиболее полно и эффективно выполнить цели и задачи, целесообразно использовать время учебного занятия. Предлагаю разделить урок на четыре этапа:
1.Жизненный путь Анны Ахматовой.
2.Лирика любви в поэзии Ахматовой.
3.Патриотическая и гражданская лирика Анны Ахматовой. Поэма «Реквием».
4.Подведение итогов урока.
На всех этапах ведущая роль принадлежит студентам, которые работают по методу «малых групп», для этого все студенты заранее по желанию разделены на шесть микрогрупп. Они самостоятельно работают с биографическими источниками, выбирая главное, а также анализируют стихотворные тексты, раскрывая особенности индивидуального стиля по А.А.Ахматовой, подбирают подпись из стихов самой Ахматовой к каждому портрету так, чтобы стихи соответствовали возрасту, настроению, определенному периоду биографии поэта, разгадывают кроссворд.
Перед уроком нужно подготовить выставку портретов и книг Ахматовой. Для придания уроку эмоциональности можно использовать компьютерные записи голоса поэта, любимых музыкальных произведений Ахматовой (сонаты Бетховена, музыка Шопена, Шостаковича), «Реквием» А.В. Моцарта, видеофильм о жизни Ахматовой.

2. План занятия:
Дисциплина: «Литература».
Тема: А. А. Ахматова. Жизнь и творчество. Лирика, отражение любви, душевных побед и крушений. Трагизм личности, семьи, народа (поэма «Реквием»).
Цели урока:
1) дидактические: познакомить студентов с жизнью и творчеством А.Ахматовой, с работами критиков и литературоведов; проанализировать лирику Ахматовой через сопоставление стихотворений с другими жанрами искусства, услышать своеобразие авторского голоса, проникнуть в поэтический мир Ахматовой и осознать её пророческий дар, ощущение трагедии; показать Ахматову как мастера психологической любовной лирики, проследить возникновение и движение темы Родины в творчестве поэта;
2) развивающие: развивать чуткость восприятия образной речи; навыки самостоятельного анализа и оценки художественного произведения, подготовки сообщений по нескольким источникам, выразительного чтения стихотворений;
3) воспитательные: воспитывать гордость за национальное литературное наследие, интерес к жизни и творчеству Анны Андреевны Ахматовой, мастера русского поэтического слова.
Задачи урока:
Студент должен знать:
основные факты жизни и творчестве поэта; творческую историю произведений, сведения по истории и теории литературы при истолковании и оценке изученного художественного произведения; объяснять сходство и различие произведений; соотносить изученное произведение с литературным направлением эпохи.
Студент должен уметь:
анализировать и оценивать изученное произведение; характеризовать следующие его компоненты: проблематика и идейный смысл; главный конфликт и систему образов; особенности композиции; средства изображения образов; род и жанр произведения, авторское отношение к изображенному; давать оценку изученным лирическим произведениям на основе личностного восприятия и осмысления художественных особенностей;
владеть монологическими и диалогическими формами устной и письменной речи, выразительно читать изученные произведения;
составлять тезисы статей; работать с биографическими материалами.

Вид занятия: урок-исследование.
Тип занятия: сообщение новых знаний.
Методы обучения: работа малыми группами, просмотр видеофильма, сообщения студентов, эвристическая беседа, комментированное чтение, анализ стихотворений, запись фактов биографии и составление опорного конспекта, разгадывание кроссворда.
Место проведения: учебный кабинет.
Время проведения: 90 минут.
Оборудование: портреты А.А.Ахматовой, сборники произведений, книги о жизни и творчестве поэта, видеомагнитофон, телевизор, записи классической музыки, компьютер, раздаточный материал.


3. Структура урока:

Основные этапы
урока
Методы
Время

Организационный момент
Вступительное слово преподавателя
5 мин.

Жизненный путь Анны Ахматовой.

Просмотр видеофильма, восстановление текста, работа с биографическим материалом
30 мин.

Лирика любви в поэзии Ахматовой.

Аналитическое чтение, сравнительный анализ стихотворений
15 мин.

Патриотическая и гражданская лирика Анны Ахматовой.
Поэма «Реквием»
Аналитическое чтение, эвристическая беседа, составление опорных конспектов
25 мин.

Подведение итогов
Кроссворд, творческая работа, заключительное слово преподавателя.
15 мин.


4. Методика проведения.
1. Организационный момент (5 минут).
2. Изучение нового материала (70 минут).
Вступительное слово преподавателя.
Эпиграф на доске: Я - голос ваш, жар вашего дыханья,
Я отраженье вашего лица
Напрасных крыл напрасны трепетанья, -
Ведь все равно я с вами до конца...
О ней много писано, да многое уже и сказано. Писали в разные времена по-разному – восторженно, с насмешкой, с презреньем, такими зазорными словами, что сейчас и сложно вообразить, как такое возможно о женщине и о поэте; писали потом уважительно, потом как бы с украдкой, с опаской, а теперь чаще всего торжественными словами. Ей посвящали стихи Блок и Пастернак. Ее портреты писали лучшие художники времени - и реалисты, и сверхмодные: Альтман, Модельяни, Анненков, Фаворский. Слава не отходила от ее дверей, но она не то чтобы не пускала ее к себе, нет, она просто не придавала ей уж очень большого значения. Она была необходима времени, и время было необходимо для нее в самых разных формах его проявления... Итак, Анна Андреевна Ахматова.
Сегодня мы будем говорить словами Анны Андреевны Ахматовой и ее современников, вспоминать события ее жизни, прекрасной и трагической, услышим своеобразие авторского голоса, проникнем в поэтический мир Ахматовой и попытаемся осознать её пророческий дар, ощущение трагедии.
Первый этап урока «Жизненный путь Анны Ахматовой» (30 мин.).
Эпиграф на доске:
«В то время я гостила на земле...»
Просмотр видеофильма об А.А.Ахматовой.
Задание «Реставрация текста».
В автобиографии Ахматовой пропущены даты, названия стихотворных сборников, имена близких ей людей; просмотрев видеофильм, студенты должны восстановить текст.
Задание «Биографическое исследование».
Каждая группа из предложенного биографического материала должна выбрать главное, существенное и подготовить короткое устное сообщение.
(Биографические материалы отражены в приложении 1).
Второй этап урока «Лирика любви в поэзии Ахматовой» (15 мин.).
Эпиграф на доске:
« Я научила женщин говорить...»
Вступительное слово преподавателя.
Принято считать, что творчество Ахматовой условно делится на два периода. Первый период (19121922) охватывает издание пяти книжек, идущих одна за другой и почти не повторявших друг друга. Пятикнижие («Вечер», «Четки», «Белая стая», «Подорожник», «Anno Domini») позволяет говорить об Ахматовой как о сложившемся мастере, владеющем своеобразной манерой и слогом в поэзии. Второй период творчества Ахматовой (19351965) включает в себя то годы интенсивной работы, то работы почти затухающей, но в целом для поздней Ахматовой характерны две основные особенности: тяготение к масштабному эпическому изображению жизни; и в связи с этим обращение к книжному языку. Стиль поздней Ахматовой, приобретая новые черты, вместе с тем не теряет того, что было достоянием первого периода творчества. Видимо, так рано осознанная поэтессой трагическая истина: мудрость в том, чтобы почувствовать себя гостем на земле («в то время я гостила на земле»), осознать тленность бытия, ибо в этом высший смысл жизни, предопределила трагический пафос её ранней поэзии. И это не «прекрасный юношеский пессимизм», а пророческий дар, осознание тяжкого бремени, взятого добровольно, бремени быть «трагическим голосом эпохи».
Трудным и сложным был путь Анны Ахматовой. Начав с акмеизма, но оказавшись уже и тогда значительно шире этого довольно узкого направления, она пришла в течение своей долгой и напряженно прожитой жизни к реалистичности и историзму. Титулованная когда-то званием "Сафо XX столетия", она действительно вписала в великую Книгу Любви новые страницы. Ее главным достижением и ее индивидуальным художественным открытием была прежде всего любовная лирика. Могучие страсти, бушующие в сжатых до алмазной твердости ахматовских любовных миниатюрах, всегда изображались ею с величайшей психологической глубиной и точностью.
Задание 1.
Аналитическое чтение стихотворений «Память о солнце в сердце слабеет», «Три раза пытать приходила», «Помолись о нищей, о потерянной...», «Я научилась просто, мудро жить», «Я на солнечном восходе...», «Звенела музыка в саду».
План анализа стихотворения.
Придумайте название стихотворению.
Близость к одному из жанров литературы, живописи, музыки.
Время действия. Как оно представлено?
Место действия. Как оно представлено?
Герои. Как они представлены?
Мысли, чувства, вызванные всем строем произведения, особенности его цветовой гаммы, мелодики, ритма.
Художественные детали (конкретные и обобщенные).
Роль и место монолога (диалога).
(Примерный анализ стихотворений приведен в приложении 2).
Вывод: Лирической героиня Ахматовой умна, наблюдательна («Я вижу все. Я все запоминаю...»). Сердце открыто радостям и печалям и всего более красоте жизни («радостно и ясно», «эта жизнь прекрасна»). Перед нами современная женщина, независимая, с чувством собственного достоинства, женщина поэт, никогда не забывающая о своем высоком даре и его совершенствовании.
Стихи же Ахматовой всегда конкретны по месту и времени действия (время года, суток, в доме, в городе, на даче). Они содержат запоминающуюся «вещную» деталь (перчатка, хлыст, облако в небе, тюльпан в петлице), целостны по композиции, чаще всего имеют лирический сюжет, напоминающий по структуре новеллу. Лексика и синтаксис также близки к разговорному языку.
Сопоставление с другими жанрами (балладой, исповедью, дневником) и видами искусств (живописью, музыкой) помогает понять, как много тайн запрятано в ахматовских скупых строчках: и характеры героев (ярких, сильных, мужественных, гордых, свободных, самостоятельных, смелых, глубоко чувствующих людей), и принципы их жизни (по законам веры, по заповедям Божьим), и осознание неразделённости человеческой жизни с природой, и предощущение трагизма будущего, и торжество гармонии в душе, несмотря на социальные катаклизмы, разрушение привычного мира вокруг, гибель близких людей. Поддерживает это ощущение безграничность пространственно-временных рамок. Внешне с первого взгляда (и многие исследователи это подчёркивают) «и сама она, и её герои живут и встречаются в обозначенном месте, во вполне определённое время». Но при самом поверхностном анализе её стихов обнаруживается не сиюминутность, но вечность, на фоне которой, в безмерности пространства, проходит жизнь, любовь, встречи и «невстречи» героев. Таким образом, каждый раз существуют как бы два плана: внешний, близкий, легко узнаваемый (события происходят сегодня и здесь) и символический, отстранённый (всегда, вечно и беспредельно).
Задание 2.
Сопоставительный анализ стихотворений «Сжала руки под темной вуалью...» и «Песня последней встречи». (Приложение 3).
Вопросы и задания.
1. Прочитайте стихотворения А.Ахматовой «Сжала руки под тёмной вуалью...» и «Песня последней встречи». Когда они были написаны? К какому периоду ахматовской лирики относятся? В каком сборнике впервые были напечатаны? (1911 год, ранний период творчества, сборник «Вечер».)
2. Определите темы обоих стихотворений максимально широко (любовь) и более конкретно (переживания девушки по поводу ссоры (расставания) с любимым человеком).
3. От чьего лица (имени) изображены переживания? (От лица лирической героини, что подтверждается местоимениями “я”, “мне”, “мои”, формой глаголов: “сжала”, “напоила”, “сбежала”, “надела”, “взглянула”).
4.  Найдите в сюжетном рисунке обоих стихотворений общее. (Обозначение места действия, появление мотива смерти в момент кульминации, равнодушие, отстранённость объекта переживаний от лирической героини в момент развязки.)
5. Отметьте сходства в указании автора на чувства и переживания, которые прямо не называются. (Психологизм во внешнем проявлении чувства: “сжала руки”, перепутала перчатки, “сбежала, перил не касаясь”, “показалось, что много ступеней...”)
6. Какую роль играет в обоих стихотворениях диалог? (Элемент “прозаизации”, усиливает психологическую напряжённость.)
7. Что общего в интонации обоих стихотворений? (Взволнованность, искренность, высокий накал чувств.)
8. Найдите изобразительно-выразительные средства, которые использует автор в стихотворениях. (“Тёмная вуаль”, “тёмный дом” имеется в виду буквальное значение определения; “терпкой печалью напоила его допьяна”, “беспомощно грудь холодела” ).
Вывод:
Сравнивая стихотворения А.А. Ахматовой из первого её сборника «Вечер», написанные в один и тот же год, мы ясно видим некоторые черты сходства. В этих и других стихотворениях ранней Ахматовой часто присутствуют “зачатки сюжета”, как правило, это любовная драма, драма расставания, переживаемая болезненно и в то же время очень ярко. О чувствах говорится не прямо, они не называются, а изображаются, часто при помощи разнообразных деталей. Важную роль играет диалог или указание на адресата, обращение (“Ты знаешь, я томлюсь в неволе...”, “И если в дверь ко мне ты постучишь...”). Эти и другие особенности придают стихам эффект живой, взволнованной речи. Жизненность, узнаваемость изображаемых ситуаций приближает их к читателю, вызывая ответное чувство.
Встречи и разлуки, нежность, чувство вины, разочарование, ревность, ожесточение, истома, поющая в сердце радость, несбывшиеся ожидания, самоотверженность, гордыня, грусть – в каких только гранях и изломах мы не видим любовь на страницах ахматовских книг.
В лирической героине стихов Ахматовой, в душе самой поэтессы постоянно жила жгучая, требовательная мечта о любви истинно высокой, ничем не искаженной. Любовь у Ахматовой - грозное, повелительное, нравственно чистое, всепоглощающее чувство, заставляющее вспомнить библейскую строку: "Сильна, как смерть, любовь - и стрелы.
Внимание к деталям главная особенность поэтики Ахматовой. Ахматова выражает через самые незначительные детали свои мысли чувства, свой внутренний мир. Конкретная вещь, четкие материальные контуры, цвета, запахи, штрихи, обыденно обрывочная речь - все это не только не только бережно переносила Ахматова в стихи, но это и составляло их особенное существование, придавало им дыхание и жизненную силу.
Великая, земная, единственная и неповторимая любовь остается у Ахматовой безответной, но придает ей, жизни, глубокий духовный и нравственный смысл.
Ахматова признанный мастер любовной лирики, знаток женской души, её увлечений и страстей, смятений и упоения. В сфере психологической лирики Ахматова обладает тонким художественным вкусом, чувством меры и гармонии.
Третий этап урока «Патриотическая и гражданская лирика Анны Ахматовой. Поэма «Реквием» (25 мин.).
На доске эпиграф:
«Меня, как реку,
Суровая эпоха повернула,
Мне подменили жизнь...
Но если бы откуда-то взглянула
Я на свою теперешнюю жизнь,
Узнала бы я зависть, наконец...»
Вступительное слово преподавателя.
Первая мировая война, опасность, нависшая над Родиной, ввели в поэзию Ахматовой патриотическую тему. Стихи о Петербурге, городе, в котором она прожила всю свою жизнь, зазвучали по-новому:
Был блаженной моей колыбелью
Темный город у грозной реки...
«Родиной второю» назовет в эти годы поэт и деревню Слепнево Тверской губернии, где проводила каждое лето с 1912 по 1917 год. Именно здесь ещё в 1913 году возникло чувство гармоничной связи с родной землей («Ты знаешь, я томлюсь в неволе...»). Голос Ахматовой был услышан широким народным читателем. Единство Ахматовой с родным народом, слитность с его судьбою раскрылись в её потаенных стихах.
Задание 1.
Аналитическое чтение стихотворений «Молитва», «Все расхищено, предано, продано...», «Мне голос был. Он звал утешно...», «Мужество», «Не с теми я, кто бросил землю», «Родная земля».(Приложение 4).
Контрольные вопросы:
Как рисуется образ родины?
Каково настроение этого произведения?
От какого лица идет речь?
Вывод: Гражданская позиция А. Ахматовой: бережное отношение к прошлому; неприятие войны и насилия, противопоставление им частной жизни; патриотизм; неприятие революции, отказ от эмиграции.
Важным моментом этого этапа урока станет анализ поэмы «Реквием».
Вступительное слово преподавателя.
Даты под стихотворениями, составляющими "Реквием", разные: "Посвящение" помечено мартом 1940 года, две части "Вступления" - осенью 1935-го, вторая - шестая части того же "Вступления" - 1939-м, "Приговор" - тоже 1939-м, но с указанием "Лето", "К смерти" - 19 августа 1939-го; "Уже безумие крылом...", являющееся девятой частью "Реквиема", имеет дату 4 мая 1940 года с указанием "Фонтанный Дом"; "Распятие", печатающееся в "Реквиеме" без даты, имеет в отдельных публикациях дату 1938-1939, но поскольку оно состоит из двух частей, то, по-видимому, первая из дат относится к первой части ("Хор ангелов великий час восславил..."), а вторая - к заключительной ("Магдалина билась и рыдала..."); наконец, "Эпилог" обозначен мартом 1940 года с указанием "Фонтанный Дом". Таким образом, почти весь "Реквием" написан в 1935-1940 годах, и только "Вместо Предисловия" и эпиграф помечены 1957 и 1961 годами.
Все эти даты связаны у Ахматовой с трагическими пиками горестных событий тех лет: арестом сына - в 1935 году, вторым арестом - в 1939, вынесением приговора, хлопотами по делу, днями отчаяния...
Поэма ли «Реквием»? Не цикл ли отдельных стихотворений, написанных в разное время и более или менее случайно объединенных авторской волей под общим заглавием?..
Анализ композиции «Реквиема» свидетельствует о продуманности и в целом, и в отдельных деталях. Поэма включает десять небольших от 5 до 20 строк стихотворений, обрамлённых прологом и эпилогом. Как пролог, так и эпилог состоят из двух частей; пролог: 25 + 12, эпилог: 12 + 34...
Сюжетный центр поэмы главки 5 и 6: обе посвящены сыну и движению Времени времени его заключения... Этим двум центральным главкам предшествуют четыре коротких, в которых звучат различные голоса, отнюдь не тождественные с авторским и от него, авторского, более или менее удалённые: 1 женщина из российской истории, может быть петровской эпохи; 2 женщина из русской народной песни; 3 женщина из трагедии, близкой по стилю к шекспировской; 4 некий голос, обращающийся к Ахматовой десятых годов и к Ахматовой тридцатых, но отделённый как от той, так и от другой событиями биографии...
Композиция «Реквиема» продуманна и точна. В целом поэма организована по законам симметрии; ничего прибавить или отнять нельзя, не нарушив пропорциональности частей или равновесия. Иначе говоря, «Реквием» не соединение отдельных лирических вещей, а цельное произведение. «Реквием» в самом деле поэма. Впервые опубликована в журнале «Октябрь», 1987. По словам Л.К. Чуковский, «Реквием» заучивался людьми, которым Ахматова доверяла, а таких было не более десятка. Рукописи, как правило, сжигались, и только в 1962 году Ахматова передала «Реквием» в редакцию «Нового мира». К этому времени поэма имела уже широкое хождение среди читателей в «самиздатовских» списках. Один из списков попал за границу, и впервые полностью (без ведома автора) «Реквием» был опубликован отдельной книгой в Мюнхене (1963).
С публикацией «Реквиема»... творчество Ахматовой обретает новый историко-литературный и общественный смысл...
Из Большого энциклопедического словаря: «по начальному слову латинского текста «Requiem aetemam dona eis, Domine» «Вечный покой даруй им, Господи», заупокойная месса», «католическое богослужение по умершем, а также траурное музыкальное произведение. В своих записных книжках Ахматова называет поэму no-латыни «Requiem»
Слова «Реквиема» обращены ко всем «умершим» на семьдесят лет согражданам. Тем, кто сажал, и тем, кто сидел. Тем, кто мучил, и тем, кто был замучен. И в этом смысле это глубоко народное произведение. В небольшой по объёму поэме показана очень горькая страница жизни всего народа. Три голоса, звучащие в ней: матери, поэта и историка, в конце поэмы сплетаются с голосами целого поколения, всего народа. Автобиографическая линия только делает картины всеобщей глобальной трагедии более проникновенными и личными.
Задание.
Звучит компьютерная запись поэмы «Реквием» в исполнении автора. Каждая группа исследует поэму со своей точки зрения, вслушиваясь в «голоса», звучащие в поэме: поэта, матери, историка. Внимательно изучив композиционную схему, отмечают в ней место звучания «своего» голоса, составляя опорные конспекты и самостоятельно делая выводы.
Это задание в достаточной мере условно, что, с одной стороны, в каждой главе можно услышать «разные голоса», а с другой всё это голос одного человека, Анны Ахматовой. (Приложение 5).
Вывод: Поэма обладает гораздо большей спаянностью частей, нежели обычный стихотворный цикл. Как правило, в цикл объединяется ряд стихов с общей темой, мотивом, даже жанровой спецификой (цикл сонетов), «Реквием» же при том, что разные его части создавались в разное время, обладает между тем высочайшей степенью единства: прежде всего это относится к образу лирической героини, а также к мотивно-образной структуре, проблематике, лирическому сюжету, обрамленному эпиграфом, предисловием, посвящением, вступлением и эпилогом.
Голос поэта.
Гневный голос поэта страдающего гражданина своей страны слышится в шести главах поэмы (плюс эпиграф). Ахматова уже в эпиграфе открыто заявляет о своей позиции, о своей главной роли в жизни роли поэта, который разделил со своим народом трагедию страны. «Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был». Она не конкретизирует, где это «там» в лагере, за колючей проволокой, в ссылке, в тюрьме; «там» это значит вместе, в широком смысле слова. Она не говорит «была на родине», просто не может выговорить в этом контексте, поэтому использует свой любимый прием создание образа через отрицание: «не под чуждым небосводом».
И сразу же после эпиграфа мы слышим голос поэта в прозаическом отрывке «Вместо предисловия» и в «Посвящении» очень важных для понимания поэмы. «Вместо предисловия» это завещание ей, поэту, наказ «это... описать». Завещание, потому что все стоящие в этой очереди, отверженные, «прокажённые», хуже мертвецов («мёртвых бездыханней»), «живут» в своём мире страха и нищеты. И это народ, а поэт его часть и поэтому разделяет с ним его гибельную судьбу. Где-то «вдали» «для кого-то веет ветер свежий, II Для кого-то нежится закат» (на другой планете? в другой Галактике? или в другой части света?). Ахматова не знает, где и кто живёт иначе. Или не смеет сказать? Или это неважно, ибо поэма не о счастливых, а о тех, перед чьим «горем гнутся горы, II Не течёт великая река».
Вновь голос поэта становится слышным в третьей и четвертой главах. Только поэт может так почувствовать и так сказать «Нет, это не я, это кто-то другой страдает. Я бы так не могла». Есть ли путь к забвению, если знаешь, что уход в смерть, в безумие не для тебя. Ты осуждён нести свой крест. Кем? Людьми? Судьбой? Богом? Не спасёт ничто: ни «новогодний лёд», ни «тюремный тополь». Природа, помогавшая раньше, покинула, как и люди: «Ото всех уже отделена».
Поэтическая партия вновь звучит в десятой главе и первой части «Эпилога». Продолжается монолог «мертвеца», ищущего свою ещё живую душу в разговоре с Богом. Десятая глава поэтическая метафора, с помощью которой поэт может, увидев как бы со стороны, передать всю трагедию, происходящую с Матерью. Каждая из матерей, потерявших сына, подобна Богоматери. Поэт слышит речь Иисуса (и своего сына), но не слышит голоса Матери. Нет таких слов, которые способны передать её состояние, ощущение ею вины, её бессилие при виде страданий и смерти сына. Если продолжить, расшифровать поэтическую параллель: Иисус, Богоматерь сын, которого «уводили на рассвете», мать, кричащая «семнадцать месяцев», то возникает вопрос: если Иисус погиб ради людей, ради спасения их душ, искупив все грехи мира, то ради чего погибает сын, чьи грехи, не палачей ли своих, он должен искупить? Ответа нет, так как туда, «где молча Мать стояла, II Так никто взглянуть и не посмел». В образе Богоматери сливаются все матери мира, детей которых убивают, и если Иисусу смерть, ей страдания: старость, страх, молитва. Богоматерь уже много веков оплакивает каждого невинно гибнущего ребёнка, и любая мать, теряющая сына, степенью своей боли как бы сближается с ней. И нет спасения. Постепенно к «Эпилогу», его первой части, голоса сливаются: голос матери и поэта начинают звучать нераздельно. Здесь «раскол на страдающего и пишущего» сменяется вновь удвоенным осознанием невозможности что-либо изменить, удвоенным чувством вины и безнадёжности.
Голос матери.
Голос матери мы слышим в семи главах. Во всех главах (они идут почти подряд: первая, вторая, пятая, шестая, седьмая, восьмая и девятая) голос матери монотонный, как молитва, едва слышен. Это рассказ о происшедшем, о своей судьбе и судьбе сына. Очень личный. Это по жанру не то молитва, не то причитание. Последнее подтверждает историческая аналогия: «Буду я, как стрелецкие жёнки, Под кремлёвскими башнями выть». Во все времена судьба сыновей и мужей погибать, матерей их оплакивать. Очень личная трагедия одной матери и одного сына незаметно становится всеобщей в пространстве России и во времени (беспредельном и в прошлом, и в будущем). Во второй главе много повторов слов («тихо» «тихий», «жёлтый месяц» «жёлтый месяц», «входит» «входит», «эта женщина» «эта женщина»). Неотвязная мысль, сводящая с ума «тень», а не человека, женщину, которая больше не может страдать и, в поисках спасения, видит себя отстранение) глазами «месяца» как бы из другого мира, вдруг сменяется трезвым осознанием невозвратности происходящего. Осознан приговор судьбы: «Муж в могиле, сын в тюрьме». Впереди только безумие и смерть как высшее счастье и спасение от ужаса жизни. Природные силы предрекают тот же итог («тихий Дон», «жёлтый месяц», «огромная звезда», «ночи белые», «шелест лета»).
Но смерть не приходит. И «каменное слово» приговора падает «на... ещё живую грудь». Теперь мать молится не Богу, но смерти, так как не может «снова научиться жить». Каждая из глав бесконечного горестного монолога матери, каждое слово которого выстрадано, за каждое слово которого заплачено не слезами, но жизнью, но безумием, но невыносимыми страданиями, всё более трагична: невыносимее всего лаконизм последней, самой страшной девятой главы. Смерть не приходит. Память жива. Значит, только безумие может спасти, но лишь отняв всё, что осталось, память. Главный враг память. «Надо память до конца убить», окаменеть, чтобы не помнить сына «окаменелое страданье». Выхода нет. В этих главах поэт и историк не приходят на помощь матери. Она страдает одна.
Голос историка.
Начиная с эпиграфа, во многих главах по крупицам растворены исторические факты. Когда всё происходит? «В страшные годы ежовщины». Где? «Там, где мой народ, к несчастью, был» в России, в Ленинграде. Непосредственно голос историка слышен в двух главах во «Вступлении» и во второй части «Эпилога».
Эпоха, в которую суждено было страдать народу, описана достаточно образно и зримо. И очень жёстко: «...безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами чёрных марусь». Кто жертва?
Весь народ, «осуждённых полки», вся Русь. Кто палач? Он только однажды назван: «Кидалась в ноги палачу». Он один. Зато есть его помощники, разъезжающие на «чёрных марусях». Их определяет только одна деталь «верх шапки голубой». Поскольку они нелюди, о них больше нечего сказать. Палач не назван, но ясно, кто он Хозяин этой безумной страны. Последняя глава самая длинная. В ней представлена история истерзанной души народа: одна половина его в тюрьмах это мужья и сыновья; другая половина в тюремных очередях, это матери и жёны. Все слова бедны для описания историй их жизни, а души их заполнены единым страданием. Матери, жёны, поэтессы, историки все они в этой очереди. Вся Россия. Где же подручные палача? Они не заслужили слов. Но не заслужили и забвения.
В последней главе голоса поэта и историка подавляет мощный хор женского не крика, не плача воя. С ним слит и голос матери. Но они (поэт и историк) не должны перестать слышать этот крик. К сожалению, нельзя свершить возмездие: как наказать историю, судьбу, жизнь? Как наказать палача? Став палачом? И поэтому нужно призвать Память на помощь. Память, голос поэта, не позволяющий забыть ни крупицы.
Последняя глава как памятник, только без имён («отняли список, и негде узнать»). Он не даёт надежды и не обещает перемен. Он только напоминает о жертвах и о содеянном.

Подведение итогов (15 минут).
Кроссворд. (Приложение 6).
Творческая работа «Озаглавь фотографию». (Приложение 7).
Студентам предлагается подобрать цитаты к ее фотографиям, чтобы они соответствовали возрасту, настроению, определенному периоду биографии поэта.
Заключительное слово преподавателя.
Сегодня мы познакомились с жизнью и творчеством А. Ахматовой, с работами критиков и литературоведов; проанализировали лирику, услышали своеобразие авторского голоса, проникли в поэтический мир Ахматовой и осознали её пророческий дар, ощущение трагедии.
Закончить хочется словами А.А.Ахматовой: «Я не переставала писать стихи. Для меня в них - связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных».
Пусть назовут безмолвною зимой
И вечные навек захлопнут двери,
Но все-таки услышат голос мой.
И все-таки опять ему поверят.

Домашнее задание:
Выучить наизусть стихотворение (по выбору студентов).
Заключение.
Тема методической разработки выбрана неслучайно, это наиболее сложный и малоизученный материал.
Урок охватывает огромный объем работы, потому следует в организационном моменте объявить весь план предстоящих заданий, создать атмосферу творчества, определенный эмоциональный настрой. Студентам предлагаются для выполнения творческие задания «Реставрация текста», «Биографическое исследование», «Озаглавь фотографию», а также аналитический и сопоставительный анализ стихотворных текстов, составление опорного конспекта. Эти задания позволяют задействовать на уроке всех студентов группы, выполняются всегда с большой охотой и активностью.
Студенты стараются верно ответить на проблемные вопросы, учатся размышлять, грамотно высказывать свои мысли в слух, записывать ответы в рабочих тетрадях. Анализ и комментированное чтение стихотворений развивают образное видение студентов, навыки исследования литературного текста, умение мыслить самостоятельно.
Использование данных методов обучения способствует быстрому и легкому усвоению нового материала.
Список использованной литературы:

Агеносов В.В. Русская литература XX века: Учебник для общеобразовательных учебных заведений. В 2 ч. Ч. 1. М., 1997.

Анненков Ю. Дневник моих встреч. Л., 1991.

Баталов А. Рядом с Ахматовой // Нева. СПб., 1989. N 3.

Васильев И. "Её удивительное лицо!.." (письмо Ю. Анненкова) // Литературное обозрение. М., 1989. N 5.

Виленкин В. В сто первом зеркале. М., 1987.

Гумилев Н. Письма о русской поэзии. М.,1990.

Журавлев В.П. Русская литература XX века: Учебник для 11 классов общеобразовательных учебных заведений. В 2 ч. Ч. 2. М., 1998.

Лукницкая В. Из двух тысяч встреч: Рассказ о летописце. М., 1987.

Павловский А. И. Анна Ахматова: Жизнь и творчество. М.,1991.

Чуковская Л. Записки об Анне Ахматовой. Книга 1. 1938 1941.М., 1989.
Приложение

Приложение 1.

Задание «Реставрация текста».

КОРОТКО О СЕБЕ.
Я родилась 11(23) июня ..... года под Одессой (Большой Фонтан). Мой отец был в то время отставной инженер-механик флота. Годовалым ребенком я была перевезена на север в Царское Село. Там я прожила до ..... лет.
Каждое лето я проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и там подружилась с морем. Самое сильное впечатление этих лет древний Херсонес, около которого мы жили.
Читать я училась по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница занималась со старшими детьми, я тоже начала говорить по-французски.
Первое стихотворение я написала, когда мне было ..... лет. Стихи начались для меня не с Пушкина и Лермонтова, а с Державина ("На рождение порфирородного отрока") и Некрасова ("Мороз, Красный нос"). Эти вещи знала наизусть моя мама.
Училась я в Царскосельской женской ...... Сначала плохо, потом гораздо лучше, но всегда неохотно.
В 1905 году мои родители расстались, и мама с детьми уехала на юг. Мы целый год прожили в Евпатории, где я дома проходила курс предпоследнего класса гимназии, тосковала по Царскому Селу и писала великое множество беспомощных стихов. Последний класс проходила в ....., в Фундуклеевской гимназии, которую и окончила в 1907 году.
Я поступила на ..... факультет Высших женских курсов в Киеве. Пока приходилось изучать историю права и особенно латынь, я была довольна; когда же пошли чисто юридические предметы, я к курсам охладела.
В ..... (25 апреля старого стиля) я вышла замуж за Н. С. Гумилева, и мы поехали на месяц в Париж.
Переехав в Петербург, я училась на Высших историко-литературных курсах Раева. В это время я уже писала стихи, вошедшие в мою первую книгу.
В 1910 году явно обозначился кризис символизма, и начинающие поэты уже не примыкали к этому течению. Одни шли в футуризм, другие - в акмеизм. Вместе с моими товарищами по Первому Цеху поэтов - Мандельштамом, Зенкевичем и Нарбутом - я сделалась акмеисткой.
В 1912 году вышел мой первый сборник стихов - "..... ". Напечатано было всего триста экземпляров. Критика отнеслась к нему благосклонно.
1 октября ..... года родился мой единственный сын Лев.
В марте ..... года вышла вторая книга - "Четки". Жизни ей было отпущено примерно шесть недель.
Каждое лето я проводила в бывшей Тверской губернии, в пятнадцати верстах от Бежецка. Это неживописное место: распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, "воротца", хлеба, хлеба... Там я написала очень многие стихи "Четок" и "Белой стаи". "Белая стая" вышла в сентябре ..... года. К этой книге читатели и критика несправедливы. Почему-то считается, что она имела меньше успеха, чем "Четки".
После Октябрьской революции я работала в библиотеке Агрономического инcтитyтa. В 1921 гoдy вышел сборник моих стихов "..... ", в ..... году книга "Anno Domini".
Примерно с середины двадцатых годов я начала очень усердно и с большим интересом заниматься архитектурой старого Петербурга и изучением жизни и творчества Пушкина. Результатом моих пушкинских штудий были три работы - о "Золотом петушке", об "Адольфе" Бенжамена Констана и о "Каменном госте". Все они в свое время были напечатаны.
С середины ..... годов мои новые стихи почти перестали печатать, а старые перепечатывать.
Отечественная война 1941 года застала меня в Ленинграде. В конце сентября, уже во время блокады, я вылетела на самолете в Москву.
До мая 1944 года я жила в ....., жадно ловила вести о Ленинграде, о фронте. Как и другие поэты, часто выступала в госпиталях, читала стихи раненым бойцам. В Ташкенте я впервые узнала, что такое в палящий жар древесная тень и звук воды. А еще я узнала, что такое человеческая доброта: в Ташкенте я много и тяжело болела.
В мае 1944 года я прилетела в весеннюю Москву, уже полную радостных надежд и ожидания близкой победы. В июне вернулась в Ленинград.
Меня давно интересовали вопросы художественного перевода. В послевоенные годы я много переводила.
В 1962 году я закончила "Поэму без героя", которую писала ..... года.
Прошлой зимой, накануне дантовского года, я снова услышала звуки итальянской речи побывала в Риме и на Сицилии. Весной 1965 года я поехала на родину Шекспира, увидела британское небо и Атлантику, повидалась со старыми друзьями и познакомилась с новыми, еще раз посетила Париж.

1965
Задание «Биографическое исследование».
1.
Год ее рождения был великий год. Вместе с ней появились на свет Чарли Чаплин, «Крейцерова соната» Льва Толстого, Эйфелева башня. Ничего себе ровесники, да? Тем летом Париж праздновал столетие падения Бастилии. В ночь ее рождения справляется древняя Иванова ночь.
Назвали меня Анной в честь бабушки Анны Егоровны. Ее мать была татарской княжной Ахматовой. Моего предка хана Ахмата, - писала Анна Ахматова, - убил ночью в его шатре подкупленный русский убийца, и этим, как повествует Карамзин, кончилось на Руси монгольское иго. В этот день, как в память о счастливом событии, из Сретенского монастыря в Москве шел крестный ход. Этот Ахмат, как известно, был чингизидом.
Когда отец узнал, что дочь пишет стихи, он выразил неудовольствие, назвав ее почему-то "декадентской поэтессой". По сохранившимся в памяти отца представлениям, заниматься дворянской дочери стихами, а уж тем более их печатать совершенно непозволительно. "Я была овца без пастуха, - вспоминала Ахматова в разговоре с Лидией Чуковской. - И только семнадцатилетняя шальная девчонка могла выбрать татарскую фамилию для русской поэтессы... Мне потому пришло на ум взять себе псевдоним, что папа, узнав о моих стихах, сказал: "Не срами мое имя". - И не надо мне твоего имени! - сказала я...- Хорошо, я изменю его и взяла фамилию бабушки, не сообразив, что собираюсь быть русским поэтом. Так и осталась Ахматовой, а не Горенко.
Из воспоминаний современников:
« Тонкая и гибкая, как ивовый прутик, с очень белой кожей. Молодая, стройная, кутающаяся в шаль горбоносая красавица с темной челкой».
В. Срезневская
Но рассеянно внимая всем словам,
Кругом звучащим,
Вы задумываетесь грустно.
А. Блок
В пол-оборота, о печаль!
На равнодушных поглядела.
О. Мандельштам
"У Ахматовой была одна главная черта ее личности: величавость. Не спесивость, не надменность, не заносчивость, а именно величавость".
К. Чуковский
В начале века профиль странный,
Истончен он и горделив,
Возник у лиры.
С. Городецкий
2.
Гумилев встретил ее в 1903 году, в Царскосельской гимназии, где они учились. Ему было семнадцать, ей пятнадцать. Начиналось все, подобно тысячам начал, как гимназическая полудружба-полулюбовь. вместе ходили на каток, на детские балы, на гастроли знаменитой балерины Айседоры Дункан; залезали на Турецкую башню, участвовали в благотворительном спектакле, были даже на нескольких спиритических сеансах, хотя и относились к ним весьма иронически. Ее фамилия была Горенко. Анна Горенко.
В октябре 1905 года он стал наконец бывать в ее доме, познакомился с семьей. Несколько раз делал предложение и ... получал отказ за отказом. После одного из них он отправился к морю: сводить счеты с жизнью. Но вместо трагедии получился фарс: он был задержан полицейским, принявшим его за бродягу. В другой раз выпил яд но яд оказался старым, выдохшимся, и его нашли без сознания в Булонском лесу, в глубоком рву старинных укреплений. Казалось, сама судьба хранила его.
Он боролся но ничего не мог с собой поделать. Однажды он приехал к ней на дачу Шмидта.
Из воспоминаний Анны Горенко.
У меня была свинка, и лицо мое было до глаз закрыто, чтоб не видно было страшной опухоли. Он просил меня открыть лицо, говорил: “Тогда я вас разлюблю!” Я открывала лицо, показывала, но он не переставал любить, говорил только, что я похожа на Екатерину
Наконец 25 апреля 1910 года в Николаевской церкви села Никольская слободка они обвенчались.
Когда они поженились, Гумилев был уже автором трех книг - "Путь конквистадоров", "Романтические цветы" и "Жемчуга". Последняя вышла в 1910-м году и была посвящена Ахматовой. Широкой известности у Гумилева еще не было, но в литературных кругах он уже считался мэтром, к его суждениям прислушивались. Валерий Брюсов исключительно высоко ценил его талант, быстро набиравший силу. Ахматова в то время была еще никому не известна - одно из ее стихотворений было напечатано в парижском журнале "Сириус" (под инициалами А. Г.). Гумилев раздражает, когда о его жене говорят как о поэте. Он смотрит на ее стихи как на причуду «жены поэта». И причуда эта ему не по вкусу. Когда хвалят, насмешливо улыбается: «Вам нравится? Очень рад. Моя жена и по канве прекрасно вышивает». Потом он поверил в ее талант, помог ей отобрать из 200 стихотворений те 46, что и составили первую книгу Ахматовой "Вечер". В одном из писем 1915 года, присланном с фронта, он называет ее большим поэтом и чрезвычайно высоко оценивает стихи, вошедшие в "Белую стаю".
Из воспоминаний Валерии Срезневской.
Оба они были слишком свободными и большими людьми для пары воркующих голубков... Их отношения скорее были тайным единоборством с ее стороны для самоутверждения как свободной женщины, с его стороны желанием не поддаваться никаким колдовским чарам и остаться самим собой, независимым и властным... увы, без власти над этой вечно ускользающей от него многообразной и не подчиняющейся никому женщиной.

3.
Из книги А. И. Павловского «Анна Ахматова: жизнь и творчество»:
Имя молодой Ахматовой тесно связала с акмеизмом - поэтическим течением, начавшим оформляться около 1910 года, то есть примерно тогда же, когда она начала публиковать свои первые стихи. Основоположниками акмеизма были Н. Гумилев, С. Городецкий, О. Мандельштам и некоторые другие поэты, провозгласившие необходимость частичного отказа от некоторых заветов "традиционного" символизма. В известном смысле они считали себя пришедшими ему на смену, потому что в их глазах символизм как художественное течение уже исчерпал себя, распавшись на отдельных и отъединенных друг от друга самостоятельных мастеров. К 1909 году символисты действительно пришли к тяжелому и болезненному внутреннему кризису, свидетельствовавшему о распаде этой некогда широкой литературно-общественной группы. Отдельные крупные мастера, составлявшие гордость и силу школы, пошли, как выяснилось, настолько разными путями, что объединение их под именем одного течения все более и более представлялось чистейшей условностью.
Акмеисты поставили своей целью реформировать символизм, главной бедой которого, с их точки зрения, было то, что он "направил свои главные силы в область неведомого". Поэтому - никакого мистицизма: мир должен предстать таким, каков он есть, - зримым, вещным, плотским, живым и смертным, красочным и звучащим.
Это первое условие акмеистического искусства, то есть его трезвость и здравая реалистичность взгляда на мир, должно было, по мысли основоположников нового течения, сказаться и на форме их произведений. Туманная зыбкость, неопределенность и текучесть слова, столь свойственные символистам, обязаны были смениться четкостью и определенностью словесных значений; слово должно было обозначать то, что оно обозначает в реальном языке реальных людей: конкретные предметы и конкретные свойства.
"У акмеистов, - писал Сергей Городецкий, - роза опять стала хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь еще".
Лирика Ахматовой периода ее первых книг ("Вечер", "Четки", "Белая стая") - почти исключительно лирика любви. Ее новаторство как художника проявилось первоначально именно в этой традиционно вечной, многократно и, казалось бы, до конца разыгранной теме.
Новизна любовной лирики Ахматовой бросилась в глаза современникам чуть ли не с первых ее стихов, опубликованных еще в "Аполлоне", но, к сожалению, тяжелое знамя акмеизма, под которое встала молодая поэтесса, долгое время как бы драпировало в глазах многих ее истинный, оригинальный облик и заставляло постоянно соотносить ее стихи то с акмеизмом, то с символизмом, то с теми или иными почему-либо выходившими на первый план лингвистическими или литературоведческими теориями.
4.
30-е годы оказались для Ахматовой порой наиболее тяжких в ее жизни испытаний. Она оказалась свидетелем не только развязанной фашизмом второй мировой войны, вскоре перешедшей и на землю ее Родины, но и другой, не менее страшной войны, которую повели Сталин и его приспешники с собственным народом. Чудовищные репрессии 30-х годов, обрушившиеся едва ли не на всех друзей и единомышленников Ахматовой, разрушили и ее семейный очаг: вначале был арестован и сослан сын, студент Ленинградского университета, а затем и муж - Н. Н. Пунин. Сама Ахматова жила все эти годы в постоянном ожидании ареста. В длинных и горестных тюремных очередях, чтобы сдать передачу сыну и узнать о его судьбе, она провела, по ее словам, семнадцать месяцев. В глазах властей она была человеком крайне неблагонадежным: женой, хотя и разведенной, "контрреволюционера" Н. Гумилева, расстрелянного в 1921 году, матерью арестованного "заговорщика" Льва Гумилева и, наконец, женой (правда, тоже разведенной) заключенного Н. Пунина.
Л. К. Чуковская в своих "Записках об Анне Ахматовой" пишет, с какой осторожностью, шепотом читала она свои стихи, а иногда не решалась даже и на шепот, так как застенок был совсем рядом. "В те годы, - поясняет Л. К. Чуковская в своем предисловии к "Запискам...", - Анна Андреевна жила, завороженная застенком... Анна Андреевна, навещая меня, читала мне стихи из "Реквиема" тоже шепотом, а у себя в Фонтанном Доме не решалась даже на шепот: внезапно, посреди разговора, она умолкала и, показав глазами на потолок и стены, брала клочок бумаги и карандаш; потом громко произносила что-нибудь очень светское: "Хотите чаю?" или "Вы очень загорели", потом исписывала клочок быстрым почерком и протягивала мне. Я прочитывала стихи и, запомнив, молча возвращала их ей. "Нынче ранняя осень", - громко говорила Анна Андреевна и, чиркнув спичкой, сжигала бумагу над пепельницей.
Это был обряд: руки, спичка, пепельница - обряд прекрасный и горестный..."
В 30-е годы Ахматова - вместо дневника, который вести было, разумеется, невозможно, - записывала на разрозненных клочках бумаги отдельные, внешне, казалось бы, не связанные короткие стихотворения, названные ею впоследствии "Черепками". Название этого своеобразного цикла символично - в нем в разрозненном, как бы в разбитом виде запечатлелся разворошенный и разоренный очаг, изломанная судьба. Возможно, есть в этом названии и другой смысл, говорящий о надежде поэта на будущую память людей, которым чудом, из-под развалин попадутся когда-нибудь на глаза эти черепки разбитой жизни, подобные тем, что и сейчас иногда находят в ушедшем вглубь "культурном слое".
Вот эта вереница стихотворений-черепков была опубликована лишь в 1989 году.
5.
Война застала Ахматову в Ленинграде. Судьба ее в это время по-прежнему складывалась тяжело - вторично арестованный сын находился в заключении, хлопоты по его освобождению ни к чему не приводили. Известная надежда на облегчение жизни возникла перед 1940 годом, когда ей было разрешено собрать и издать книгу избранных произведений. Но Ахматова, естественно, не могла включить в нее ни одного из стихотворений, впрямую касавшихся тягостных событий тех лет. Между тем творческий подъем продолжал быть очень высоким, и, по словам Ахматовой, стихи шли сплошным потоком, "наступая на пятки друг другу, торопясь и задыхаясь...".
Известно, что Великая Отечественная война не застала поэтов врасплох: в первые же дни сражений большинство их уехали на фронты - в качестве солдат, офицеров, военных корреспондентов; те же, кто не мог участвовать в ратном деле народа непосредственно, стали участниками напряженной трудовой жизни народа тех лет. Ольга Берггольц вспоминает об Ахматовой самого начала ленинградской осады:
"На линованном листе бумаги, вырванном из конторской книги, написанное под диктовку Анны Андреевны Ахматовой, а затем исправленное ее рукой выступление по радио - на город и на эфир - в тяжелейшие дни штурма Ленинграда и наступления на Москву.
Как я помню ее около старинных кованых ворот на фоне чугунной ограды Фонтанного Дома, бывшего Шереметьевского дворца. С лицом, замкнутым в суровости и гневности, с противогазом через плечо, она несла дежурство как рядовой боец противовоздушной обороны. Она шила мешки для песка, которыми обкладывали траншеи-убежища в саду того же Фонтанного Дома, под кленом, воспетым ею в "Поэме без героя".
Ахматова застала блокаду, она видела первые жестокие удары, нанесенные столько раз воспетому ею городу. Уже в июле появляется знаменитая "Клятва":
Муза Ленинграда надела в те тяжелые дни военную форму. Надо думать, что и Ахматовой она являлась тогда в суровом, мужественном обличье. Но, в отличие от годов первой мировой войны, когда Ахматова переживала чувство безысходной скорби, не знавшей выхода и просвета, сейчас в ее голосе - твердость и мужество, спокойствие и уверенность: "Вражье знамя растает, как Дым". П. Лукницкий верно почувствовал, что причина этого мужества и спокойствия - в ощущении единства с жизнью народа, в сознании того, "что она сейчас душой вместе со всеми".
Она не хотела уезжать из Ленинграда и, будучи эвакуированной и живя затем в течение трех лет в Ташкенте, не переставала думать и писать о покинутом городе. Зная о муках блокадного Ленинграда лишь из рассказав, писем и газет, поэтесса чувствовала себя, однако, обязанной оплакать великие жертвы любимого города.
Ахматова: В мае 1944 года я прилетела в весеннюю Москву, уже полную радостных надежд и ожидания близкой победы. В июне вернулась в Ленинград.
Страшный призрак, притворяющийся моим городом, так поразил меня, что я описала эту мою с ним встречу в прозе. Тогда же возникли очерки "Три сирени" и "В гостях у смерти" - последнее о чтении стихов на фронте. Проза всегда казалась мне и тайной и соблазном. Я с самого начала все знала про стихи - я никогда ничего не знала о прозе. Первый мой опыт все очень хвалили, но я, конечно, не верила. Позвала Зощенко. Он велел кое-что убрать и сказал, что с остальным согласен. Я была рада. Потом, после ареста сына, сожгла вместе со всем архивом.
6.
В 1946 г. она вместе с М.М. Зощенко стала жертвой постановления ЦК ВКП(б) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"», обвинившего ее поэзию в безыдейности, салонности, отсутствии воспитательного значения, причем в самой грубой форме. Критика на протяжении ряда лет занимается ее поношением. Поэт выносит травлю с достоинством. В 1946 году была открыта кампания против Ахматовой, настоящая травля в выступлении А. Жданова и последовавшим за этим Постановлением ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» поэзия Ахматовой объявлялась чуждой народу, враждебной ему. Ее оплевали - низко и жестоко. Ей запретили публичные выступления, потому что, когда она где-нибудь появлялась, все невольно вставали.
Вместе с Ахматовой под пресс власти попал и М. Зощенко. Оба были исключены из Союза писателей, лишены средств к существованию, оказались изгоями в собственной стране.
Ахматова любила повторять, что она к постановлению 1946 года была готова хотя бы уж потому, что это была не первая касающаяся ее партийная резолюция: первая была в 1935 году. И это действительно так, только об этом все забыли. Еще она говорила, что Сталин обиделся на ее стихотворение «Клевета», не заметив даты 1921 год. Он воспринял его как личное оскорбление.
...В 1946 году уничтожаются две готовые книги её стихотворений. Третья книга, «Нечет», включающая стихи последних лет, чуть ли не десять лет лежит мёртвым грузом в издательстве «Советский писатель», и наконец рукопись возвращается ей «за истечением срока архивного хранения». В начале 50-х годов Ахматова делает последнюю отчаянную попытку выйти в советской печати, перестроившись под влиянием «справедливой партийной критики», и сдаёт в издательство «Советский писатель» сборник стихов и переводов под названием «Слава миру». Он не был издан.
И только в последнее десятилетие жизни Ахматовой ее стихи постепенно, преодолевая сопротивление партийных бюрократов, боязливость редакторов, приходят к новому поколению читателей. В 1965 издан итоговый сборник «Бег времени». На закате дней Ахматовой было позволено принять итальянскую литературную премию Этна-Таормина (1964) и звание почетного доктора Оксфордского университета (1965).

Приложение 2.

1.
Память о солнце в сердце слабеет.
Желтей трава.
Ветер снежинками ранними веет
Едва-едва.
В узких каналах уже не струится Стынет вода.
Здесь никогда ничего не случится, О, никогда!
Ива на небе пустом распластала Веер сквозной.
Может быть, лучше, что я не стала Вашей женой.
Память о солнце в сердце слабеет.
Что это? Тьма?
Может быть!.. За ночь прийти успеет
Зима.
30 января 1911г.
2.

Три раза пытать приходила.
Я с криком тоски просыпалась
И видела тонкие руки
И темный насмешливый рот.
«Ты с кем на заре целовалась,
Клялась, что погибнешь в разлуке,
И жгучую радость таила,
Рыдая у чёрных ворот?
Кого ты на смерть проводила,
Тот скоро, о, скоро умрёт».
Был голос как крик ястребиный,
Но странно на чей-то похожий.
Всё тело моё изгибалось,
Почувствовав смертную дрожь,
И плотная сеть паутины
Упала, окутала ложе...
О, ты не напрасно смеялась,
Моя непрощённая ложь!

16 февраля 1911 Царское Село

3.
Помолись о нищей, о потерянной,
О моей живой душе,
Ты, в своих путях всегда уверенный,
Свет узревший в шалаше.
И тебе, печально-благодарная,
Я за это расскажу потом,
Как меня томила ночь угарная,
Как дышало утро льдом.
В этой жизни я немного видела,
Только пела и ждала.
Знаю: брата я не ненавидела
И сестры не предала.
Отчего же Бог меня наказывал
Каждый день и каждый час?
Или это ангел мне указывал
Свет, невидимый для нас?

Май 1912 Флоренция

4.
Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утомить ненужную тревогу.
Когда шуршат в овраге лопухи
И никнет гроздь рябины жёлто-красной,
Слагаю я весёлые стихи
О жизни тленной, тленной и прекрасной.
Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь
Пушистый кот, мурлыкает умильней,
И яркий загорается огонь
На башенке озёрной лесопильни.
Лишь изредка прорезывает тишь
Крик аиста, слетевшего на крышу.
И если в дверь мою ты постучишь,
Мне кажется, я даже не услышу.

Май 1912 Флоренция

5.
Я на солнечном восходе
Про любовь пою,
На коленях в огороде
Лебеду полю.
Вырываю и бросаю
Пусть простит меня.
Вижу, девочка босая
Плачет у плетня.
Страшно мне от звонких воплей
Голоса беды,
Всё сильнее запах тёплый
Мёртвой лебеды.
Будет камень вместо хлеба
Мне наградой злой.
Надо мною только небо,
А со мною голос твой.

11 марта 1911 Царское Село

6.
Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Он мне сказал: «Я верный друг!»
И моего коснулся платья.
Как не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.
Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных.
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.
А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
«Благослови же небеса
Ты первый раз одна с любимым».
1913

Примерный анализ стихотворений
«Память о солнце в сердце слабеет».
В одном из изданий это стихотворение названо «Может быть!»
Оно сопоставимо с живописью. Наиболее подходящий жанр пейзаж. Легко вообразить себе полотно в тёмно-желтых тонах с привычным названием «Осенняя грусть». Унылый пейзаж: пожелтевшая трава, первый ещё редкий снег, тусклый свет, застывшая вода в каналах, голые ветви деревьев. Осень здесь предстаёт вестником конца любви, приход зимы осознанием конца жизни. Всё в прошлом. И речь идёт не о жизни природы, а о жизни человека.
И хотя человеческие голоса звучат в стихотворении герои: Она и Он, на нашей картине их нет. Природа вполне передает состояние их душ. Об этом свидетельствуют многие образы: отсутствие (память!) солнца, ранняя зима, стылая вода отсутствие жизни. Отсутствие звуков только «Ветер снежинками ранними веет Едва-едва» усиливает осознание одиночества, разъединённости. Выстраивается символический ряд: солнце любовь жизнь; зима одиночество смерть. И это навсегда, навечно. Распластанная ива в пустом небе символ обречённости. Итог тьма. Но ведь в природе вслед за зимой приходит весна. В стихах же нагнетается ощущение, что весна никогда не придёт.
В каждой из четырёх строф длинные строки чередуются с короткими, что лишь подчёркивает безысходность. Как будто не хватает воздуха. Из восьми таких чередующихся пар (кроме начала первой и последней строф) в шести предложение заканчивается на короткой строфе. Создаётся настойчивое впечатление даже не плача, а рыдания.
Вечная трагедия разлуки. Вечная трагедия одиночества. Всё действие происходит вне времени и конкретного пространства. Конкретные детали (солнце, трава, ранние снежинки, узкие каналы, вода, ива, зима) сами по себе имеют характер вневременной, отвлечённый.

«Три раза пытать приходила...»
В черновом варианте стихотворение имело заголовок «Двойник» и подзаголовок «Сегодня ночью». Это стихотворение по жанру очень близко к романтическим балладам. Сновидение, в котором есть всё: и гибельное предчувствие, и пророчество, и голос совести, и ощущение несвободы. Как в балладе, в стихотворении намечен сюжет. Его развитие показано с помощью диалога. В конце, как и следует, неожиданное пробуждение: оказывается, голос, пророчащий беду самой героине и её возлюбленному, голос её совести, её двойник.
Здесь не два героя, как обычно у Ахматовой, а три: героиня, её двойник-совесть и тот, кого она проводила.
Интересно, что в связи с этим конфликт не внешний (между женщиной и мужчиной), а внутренний между героиней и её душой. Нелестна самохарактеристика: «тонкие руки», «тёмный насмешливый рот», голос «как крик ястребиный». Нелестна и оценка поведения: «пытать приходила», «смеялась». Оттого и находятся рядом несовместимые, антонимичные слова: «жгучая радость» «рыдая», «смерть»; «смеялась» «смертная дрожь».
Время, место и детали двойственны: вроде и реальны («целовалась», «клялась», «рыдая у чёрных ворот»), их легко почувствовать, ощутить, но, как во сне, фантастичны, нереальны («смертная дрожь», «плотная сеть паутины»), и из всех ощущений реальным остаётся только пытка и чувство вины, стыда, смешанное с ужасом.
Повествование озвучено, что дополняет омантический фон, «криком тоски», рыданием, ястребиным криком, смехом.

«Помолись о нищей, о потерянной...»
Это стихотворение очень похоже на исповедь в её прямом значении: обряд покаяния и отпущения грехов. Герои «потерянная» женщина и исповедник Он, «в своих путях всегда уверенный». Вероятно, это бывший возлюбленный, покинувший, обрекший на страдания, «свет узревший в шалаше» в путешествиях ли, в приключениях? Сильный, свободный, дерзкий, самостоятельный. Достойный, вызывающий восхищение, несмотря ни на что. И несмотря ни на что так же далёкий от совершенства и святости («свет, невидимый для нас»).
Их пути разошлись, и это было предрешено: их души слишком непохожи потерянная и уверенная. Её рассказ о себе одновременно и рассказ о нём, только он ушёл, покинул, отстранился. В стихах почти нет конкретных деталей: только шалаш, холод, свет. Исповедальные строки одинокой, страдающей «нищей», но «живой» души как будто рождены в часы молитвы, в тишине ночи. Четыре строфы как бы подводят итог, завершают отрезок жизни. Возникает осознание взросления героини. Это происходит через боль, утраты, одиночество. Ещё живая душа нуждается в поддержке. Мучают тягостные воспоминания: «Как меня томила ночь угарная, // Как дышало утро льдом».
В стихотворении заявлены своеобразные моральные заповеди: налагается табу на ненависть и предательство. Горечь потерь не может, не должна ожесточить человека. Жизнь каждого это постоянное испытание, но не каждый способен его выдержать.
Несмотря на трагизм, повествование освещено тёплым светом веры, и именно вера даёт силу и мужество жить дальше.
Время делится на прошедшие «каждый день и каждый час», полные мук и Богом ниспосланного наказания, и будущее «потом». Всё уже произошло, впереди ещё более трагическое одиночество, потому что ждать больше некого. Спасение в вере и творчестве.
Стихотворение пророческое, полное предощущения будущих страданий как Богом назначенного избранничества на муки. «Свет, невидимый для нас» будущий путь жертвенной жизни.

«Я научилась просто, мудро жить...»
Это стихотворение похоже на письмо. Женщина одинока, покинута. Но она сильна, мужественна. Она ищет помощи, поддержки и находит их в очень простых, обыкновенных, будничных вещах. Обрести мир в душе помогают небо, гроздь рябины, пушистый кот, озёрная лесопильня, крик аиста. Если не счастье, то покой, оказывается, можно найти в природе, в вере, в осознании смысла жизни и своего предназначения, в мудрости во взрослении.
Мудрость в том, чтобы почувствовать себя гостем на земле. Понять счастье быстротечности, сиюминутности всего живого и вечности природы и самой жизни.
Высокий философский смысл стихотворения выражается с помощью простых, очень зримых и понятных всем реалий. С первой строки заявлено кредо: мудрость в простоте.
Строки наполнены мирными, усмиряющими тревогу звуками: шуршанием лопухов, мурлыканьем кота, криком аиста.
До последней строки стихи практически лишены конфликта. И только в последней строке, когда появляется слушатель, или читатель, герой, Он, становится понятным, что все открытия, все уроки мудрости направлены на жизнь без него, ибо жизнь с ним порождает ненужную тревогу, грусть, суету, неприемлемую для обновлённой души героини.

«Я на солнечном восходе...»
«Вечером», «Песенка» или «Лебеда».
Это стихотворение сходно с фольклорной песней: сельские простонародные картины («в огороде», «лебеду полю», «у плетня», но перед нами не крестьянка «на коленях в огороде», а поэтесса, слышащая «голос беды», от которого не спасёт «голос твой» голос возлюбленного. О страшном и неведомом, надвигающемся неотвратимо, свидетельствуют видения «награды злой», «мёртвой лебеды» и предчувствия «страшно мне». Ритм монотонный, шарманочный, успокаивает и примиряет с будущим, делает трагедию будничной, рядовой.
Оно построено на антитезе: он и она, и выстраивается антонимический ряд: пою полю; камень хлеб; небо голос твой. Подчёркивают драматизм ситуации образы: «награды злой», «запах тёплый мёртвой лебеды».

«Звенела музыка в саду ...»
«Вечером» или «Первое свидание».
Стихотворение целиком основано на впечатлениях героини. Музыка в саду совсем необязательно грустная, но в восприятии героини, ожидавшей ощущения счастья, как выясняется в концовке, вновь возвращающей музыкальную тему («А скорбных скрипок голоса / Поют за стелющимся дымом: / "Благослови же небеса /Ты в первый раз одна с любимым"»), эта музыка звенела "таким невыразимым горем". "Верный друг" аттестует себя так слишком напыщенно, и одно его легкое прикосновение к платью сразу умножается, крупным планом выступают эти руки: "Как непохожи на объятья / Прикосновенья этих рук". Переживания героини глубоки, но скрыты, внешне не выражены. Сравнение с кошками, птицами, которых гладят, стройными наездницами, которыми любуются без любви, развивает тему отсутствия настоящего чувства у "друга", спокойствие и веселость которого абсолютны и резко контрастируют с состоянием героини. Она с ее обостренной внимательностью даже в его ресницах видит блеск и легкость: "Лишь смех в глазах его спокойных / Под легким золотом ресниц".
Ровно половина текста, две строфы, описание "друга", обрамленное темой музыки, но все содержание стихотворения передает состояние тонко чувствующей и глубоко несчастной героини, испытывающей тяжелое разочарование, крушение мечты, обиду на человека, еще остающегося самым дорогим, любимым (последнее слово произведения).
Пришедшее ясное понимание истинного положения дел, избавление от иллюзий говорит о силе ума и духа страдающей женщины.


Это стихотворение похоже на письмо. Женщина одинока, покинута. Но она сильна, мужественна. Она ищет помощи, поддержки и находит их в очень простых, обыкновенных, будничных вещах. Обрести мир в душе помогают небо, гроздь рябины, пушистый кот, озёрная лесопильня, крик аиста. Если не счастье, то покой, оказывается, можно найти в природе, в вере, в осознании смысла жизни и своего предназначения, в мудрости во взрослении.
Мудрость в том, чтобы почувствовать себя гостем на земле, осознать тленность бытия, ибо в этом высший смысл жизни. Понять счастье быстротечности, сиюминутности, бренности всего живого и вечности природы и самой жизни.
Высокий философский смысл стихотворения выражается с помощью простых, очень зримых и понятных всем реалий. С первой строки заявлено кредо: мудрость в простоте.
Строки наполнены мирными, усмиряющими тревогу звуками: шуршанием лопухов, мурлыканьем кота, криком аиста.
До последней строки стихи практически лишены конфликта. И только в последней строке, когда появляется слушатель или читатель, герой, Он, становится понятным, что все открытия, все уроки мудрости направлены на жизнь без него, ибо жизнь с ним порождает ненужную тревогу, грусть, суету, неприемлемую для обновлённой души героини.
Если допустить, что стихотворение действительно написано во время поездки во Флоренцию с Н.Гумилёвым, то оно приобретает дополнительный смысл.
Приложение 3.

Сопоставительный анализ


Сжала руки под темной вуалью...
«Отчего ты сегодня бледна?»
Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.
Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.
Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».
1911
ПЕСНЯ ПОСЛЕДНЕЙ ВСТРЕЧИ

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.
Показалось, что много ступеней,
А я знала их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «Со мною умри!
Я обманут моей унылой,
Переменчивой, злой судьбой».
Я ответила: «Милый, милый!
И я тоже. Умру с тобой...»
Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.
1911


Примерный анализ стихотворений.
"Сжала руки под темной вуалью..." (1911) характерное стихотворение из книги "Вечер", в котором разнообразно представлены непростые отношения между мужчиной и женщиной. В данном случае женщина, охваченная внезапным состраданием и острой жалостью, признает свою вину перед тем, кого она заставляет страдать. Разговор ведется с невидимым собеседником очевидно, с собственной совестью, так как собеседник этот знает о бледности героини, закрывающей лицо и вуалью и руками. Ответом на вопрос: "Отчего ты сегодня бледна?" и является рассказ о конце последнего свидания с "ним". Нет ни имени, ни пока других признаков героя, читатель должен удовлетвориться лишь тем, что это очень хорошо известный героине и важный для нее человек. Опущен весь разговор, его содержание сконцентрировано в одной метафоре "... я терпкой печалью / Напоила его допьяна". Печалью "напоили" его, но сейчас страдает она, в этом виноватая, способная переживать за другого, раскаиваться в причиненном ему зле. Метафора перерастает в скрытое сравнение: напоенный "допьяна" "вышел, шатаясь", но это не снижение героя, ведь он только как пьяный, выбитый из равновесия.
Столь же допустимо другое толкование: сначала страдальческое выражение появилось на лице, потом вышел, шатаясь, но в восприятии смятенной героини все перепуталось, она рассказывает сама себе, вспоминает происшедшее ("Как забуду?"), не управляя потоком собственной памяти, выделяя самые напряженные внешние моменты события. Непосредственно гамму охвативших ее чувств передать нельзя, поэтому говорится лишь про вызванный ими поступок. "Я сбежала, перил не касаясь, / Я бежала за ним до ворот". "Перил не касаясь", то есть стремительно, без всякой осторожности, не думая о себе, - это точная, психологически насыщенная внутренняя деталь. И в конце первого стиха последней строфы повисает слово "шутка", отделенное от завершения фразы сильным стиховым переносом, тем самым резко выделенное. Ясно, что все предыдущее было всерьез, что героиня неловко, не думая пытается опровергнуть ранее сказанные жестокие слова. В этом контексте ничего веселого в слове "шутка" нет; наоборот, сама героиня тут же, непоследовательно, переходит к предельно серьезным словам: "Шутка / Все, что было. Уйдешь, я умру". В этот момент она верит в то, что говорит. Но он, как мы догадываемся, только что выслушавший гораздо больше совсем другого, уже не верит, лишь благородно изображает спокойствие, что отражается на лице в виде страшной маски (опять его мимика): "Улыбнулся спокойно и жутко" (оксюморон, сочетание несочетаемого). Он не вернется, но принесшую ему такое горе женщину по-прежнему любит, заботится о ней, просит ее, разгоряченную, уйти со двора: «И сказал мне: "Не стой на ветру"».

«Песня последней встречи».
Стихотворение названо песней, это женский вариант драмы. Естественно, не хватает подробностей. Есть только сюжет и ощущение трагедии. Герои Он, Она. Выражаясь по-ахматовски, нелюбовь, «невстреча». Разрыв.
Место действия город. Фигурируют в основном конкретные детали: лёгкие шаги, ступени, клёны, «перчатка с левой руки», свечи. Попытка подробного изображения окружающего мира передаёт стремление отстраниться от случившегося, отодвинуть его, заменить горькие, только что пережитые мгновения простыми, привычными, земными, знакомыми вещами. Но это невозможно, и один-единственный отвлечённый образ «шёпот осенний», обманутый злой судьбой, захватывает и властно увлекает за собой. Куда? Опять в небытие. Там забытье, там спасение. Там уход. Уход от живого, чувствующего, близкого, любимого существа к бестелесному, бесплотному, абстрактному. Настроение меняется, нарастая от осознания беспомощности, безнадежности, отстранённости, равнодушия, состояния душевного бесчувствия до порыва к бесчувствию физическому. Равнодушное молчание мира живых людей и диалог с миром природы. Время действия вполне конкретно мгновение назад и сейчас. Впереди бесконечность. Бесконечность одиночества, бесчувствия.
Приложение 4.

1. «Родная земля».
                               
    И в мире нет людей бесслезней,                                     Надменнее и проще нас.  
  1922
В заветных ладанках не носим на груди, О ней стихи навзрыд не сочиняем, Наш горький сон она не бередит, Не кажется обетованным раем. Не делаем ее в душе своей Предметом купли и продажи, Хворая, бедствуя, немотствуя на ней, О ней не вспоминаем даже.                  Да, для нас это грязь на калошах,                  Да, для нас это хруст на зубах.                  И мы мелем, и месим, и крошим                  Тот ни в чем не замешанный прах. Но ложимся в нее и становимся ею, Оттого и зовем так свободно своею.

1961. Ленинград.

2.
Не с теми я, кто бросил землю
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю,
Им песен я своих не дам.
Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключенный, как больной.
Темна твоя дорога, странник,
Полынью пахнет хлеб чужой.
А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.
И знаем, что в оценке поздней
Оправдан будет каждый час...
Но в мире нет людей бесслезней,
Надменнее и проще нас.

3.
«Мужество»
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах.
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!

Февраль 1942

4.
Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну черный стыд.
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».
Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернился скорбный дух.

1917

5.
Все расхищено, предано, продано,
Черной смерти мелькало крыло,
Все голодной тоскою изглодано,
Отчего же нам стало светло?
Днем дыханьями веет вишневыми
Небывалый под городом лес,
Ночью блещет созвездьями новыми
Глубь прозрачных июльских небес,-
И так близко подходит чудесное
К развалившимся грязным домам...
Никому, никому неизвестное,
Но от века желанное нам.
1921
6.
«Молитва»

Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар
Так молюсь за твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над темной Россией
Стада облаком в славе лучей.
1915

Примерный анализ стихотворений.
Стихотворение «Родная земля» (1961). Оно светлое по тону, несмотря на предощущение близкой смерти и эпиграф из собственного стихотворения 1922 г.: "И в мире нет людей бесслезней, / Надменнее и проще нас" фактически Ахматова подчеркивает верность и незыблемость (тоже проявление вечного) своей человеческой и творческой позиции. Слово "земля" многозначно и многозначительно. Это и "грязь на калошах", и "хруст на зубах", и родина (с эпитетами "родная", "своя"), и ее символ (щепотку земли "в заветных ладанках не носим на груди", хотя могли бы), и тема творчества ("О ней стихи навзрыд не сочиняем" значит не то, что вообще не сочиняем, а то, что не сочиняем "навзрыд"), и естественная, как бы не напоминающая о себе среда бытования ("Хворая, бедствуя, немотствуя на ней, / О ней не вспоминаем даже"), и страна, которая ни в коей мере "не кажется обетованным раем", и вместе с тем нравственная почва, о которой можно сказать с каламбуром, но серьезным («И мы мелем, и месим, и крошим / Тот ни в чем не замешанный прах. Игра значениями слова создает впечатление исключительной широты и свободы отношения к жизни. "От того и зовем так свободно своею". Таков заключительный стих "Родной земли". "Свободно", "своя" здесь слова абсолютно свободного внутренне, умудренного жизнью человека.

«Не с теми я, кто бросил землю...», (1922 г. книга "Anno Domini").
Оно выдержанно в высоком стиле ("не внемлю", "песен... не дам" в значении "не буду посвящать стихов", слова "растерзание", "изгнанник")
Противопоставляются не только уехавшие и оставшиеся. "Бросившие землю" (первая строфа) и "изгнанники" (вторая строфа) разные люди, и отношение автора к ним различно. К первым сочувствия нет. "Но вечно жалок мне изгнанник, / Как заключенный, как больной". Однако судьба оставшихся, жалеющих тех, кто изгнан ("Темна твоя дорога, странник, / Полынью пахнет хлеб чужой"), не лучше: "Мы ни единого удара / Не отклонили от себя". Политический протест против высылки цвета русской интеллигенции сочетается с величественным приятием собственного жребия. Исторически "оправдан будет каждый час "мученической жизни.

Стихотворение «Мужество» даже было напечатано в главной газете страны «Правда» в 1942 г. Ключевое слово, вынесенное в заглавие, потом еще дважды звучит в 11-строчном тексте. А символом родины, теперь готовой на любые жертвы ("Не страшно под пулями мертвыми лечь, / Не горько остаться без крова..." этот параллелизм тоже утверждает мужество), выступает то, что непреходяще и наиболее духовно, "великое русское слово". Оно живое, должно быть спасено "от плена", как человек, как народ, оно не только великое и чистое, но и свободное. Глаголы в будущем времени ("мужество нас не покинет", "сохраним тебя, русская речь", "пронесем", "спасем"), упоминание "внуков" выражают не только уверенность в предстоящей победе, до которой было еще очень далеко, но и ту самую обращенность к вечному, неистребимому, которая является главной идеей стихотворения, сконцентрированной в его последнем слове. Во время войны на первый план выдвинулись общечеловеческие ценности: жизнь, дом, семья ("внуки"), товарищество, родина.

«Мне голос был. Он звал утешно...»
Россия в этом стихотворении «край, глухой и грешный», окровавленный и порытый «черным стыдом», «болью поражений и обид». Авторская позиция проявляется в готовности к худшему, невозможности поступить по-другому, поэтому «равнодушно и спокойно» герой отстраняется от «речи недостойной». Остаться значит непременно принять и поражения, и обиды, и кровь, и стыд, и скорбь. В первой части стихотворения стиль библейский, пророческий, размеренный, он создается неторопливым, торжественным ритмом, глаголами повелительного наклонения, параллелизмом, настойчиво диктующими волю «голоса». Последнее четверостишие передает одно движение, спокойное, гордое: «руками я замкнула слух»; ни возмущения, ни прямого обличения нет недостойно «скорбному духу» даже слушать подобные речи.

«Все расхищено, предано, продано...»
Картина разрушения, «черной смерти», «голодной тоски» в первых трех строчках противопоставлена всему остальному стихотворению, его светлой интонации, настроению надежды. «Чудесное» преображает и «развалившиеся грязные дома». Настроение стихотворения создается высокой лексикой: «светло», «небывалый» «созвездьями», «прозрачных», «небес», «чудесное», «желанное», риторическим вопросом. Ахматова заявляет о себе не как «я», а как «мы», выступая от имени своего поколения.
Приложение 5.

Композиционная схема поэмы «Реквием»




Пролог


Сюжетный центр



Эпилог

№ стих.


I

II

1


2

3

4

5

6

7

8

9

10

I

II

число строк

25

12

8

8

5

11

14

8

12

16

20

8

12

34




Голос матери


Пролог


Сюжетный центр



Эпилог

№ стих.


I

II

1


2

3

4

5

6

7

8

9

10

I

II

число строк

25

12

8

8

5

11

14

8

12

16

20

8

12

34




Голос поэта


Пролог


Сюжетный центр



Эпилог

№ стих.


I

II

1


2

3

4

5

6

7

8

9

10

I

II

число строк

25

12

8

8

5

11

14

8

12

16

20

8

12

34




Голос историка



Пролог


Сюжетный центр



Эпилог

№ стих.


I

II

1


2

3

4

5

6

7

8

9

10

I

II

число строк

25

12

8

8

5

11

14

8

12

16

20

8

12

34




Приложение 6.

Кроссворд « А.А.Ахматова. Жизнь и творчество»










2



3

















1













































4


















5












6






























7










8
























































9






10




11










































































































12











13









14







15



































16













17






















































18











19

























































По горизонтали: 1. Настоящая фамилия Ахматовой. 4. Название поэмы Ахматовой. 7. «Последнее пристанище» поэта, место, где похоронена Ахматова. 8. Стихотворение, написанное в годы Великой Отечественной войны. 9. Любимый город Ахматовой. 11. Травянистое растение, ставшее названием сборника поэта. 14. Великий русский поэт, которому Ахматова посвятила ряд исследовательский работ. 15. Город, в котором Ахматовой было присвоена почетная степень доктора литературы. 16. А.Ахматова как-то назвала этого классика русской литературы "писателем немужественных людей". 17. Первый сборник Ахматовой. 18. Город, в котором Ахматова была в эмиграции. 19. Название второй книги Ахматовой.

По вертикали: 2.Русский писатель, исключенный с Ахматовой в 1946 году из Союза писателей. 3. Литературное направление, к которому относится ранняя лирика Ахматовой. 5. Русский поэт, муж А.А.Ахматовой. 6. Этот поэт называл стихи Ахматовой "пристальной прозой". 10.Название X главы поэмы «Реквием». 11. Название VII главы поэмы «Реквием». 12. Русский писатель, детский поэт, один из исследователей творчества Ахматовой. 13. Русский поэт начала XX века, которого А.Ахматова считала своим учителем.














2 з



3 а

















1 г
о
р
е
н
к
о

















щ



м

















4 р
е
к
в
и
е
м

















н



и



6п









у




к



з



а







7 к
о
м
а
р
о
в
о




у
ж
е
с
т
в
о






и












т









л












е






9п
е
т
е
р
б
у
10р
г



11п
о
д
о
р
о
ж
н
и
к




в



а




р



н













с




и



а













п




г



к













я




о














12ч


т




в



13а









14п
у
ш
к
и
н


15л
о
н
д
о
н










к


е




р



н







16ч
е
х
о
в









17в
е
ч
е
р







в











н










с











с







18т
а
ш
к
е
н
т





19ч
е
т
к
и









и











и










й











й










Приложение 7.

Задание «Озаглавь фотографию»
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]




Мне больше ног моих не надо,
Пусть превратятся в рыбий хвост!
Плыву, и радостна прохлада,
Белеет тускло дальний мост...

...Смотри, как глубоко ныряю,
Держусь за водоросль рукой,
Ничьих я слов не повторяю
И не пленюсь ничьей тоской...
Мне больше ног моих не надо...

Нам свежесть слов и чувства простоту
Терять не то ль, что живописцу - зренье,
Или актеру - голос и движенье,
А женщине прекрасной - красоту?

Но не пытайся для себя хранить
Тебе дарованное небесами:
Осуждены - и это знаем сами -
Мы расточать, а не копить.

Иди один и исцеляй слепых,
Чтобы узнать в тяжелый час сомненья
Учеников злорадное глумленье
И равнодушие толпы.
Нам свежесть слов и чувства простоту...
Все мы бражники здесь, блудницы,
Как невесело вместе нам!
На стенах цветы и птицы
Томятся по облакам.
Ты куришь черную трубку,
Так странен дымок над ней.
Я надела узкую юбку,
Чтоб казаться еще стройней.

Навсегда забиты окошки.
Что там, изморось иль гроза?
На глаза осторожной кошки
Похожи твои глаза.

О, как сердце мое тоскует!
Не смертного ль часа жду?
А та, что сейчас танцует,
Непременно будет в аду.
Все мы бражники здесь, блудницы...
На шее мелких четок ряд,
В широкой муфте руки прячу,
Глаза рассеянно глядят
И больше никогда не плачут.

И кажется лицо бледней
От лиловеющего шелка,
Почти доходит до бровей
Моя незавитая челка.

И не похожа на полет
Походка медленная эта,
Как будто под ногами плот,
А не квадратики паркета.

А бледный рот слегка разжат,
Неровно трудное дыханье,
И на груди моей дрожат
Цветы небывшего свиданья.
Как невеста, получаю
Словно в зеркале страшной ночи,
И беснуется и не хочет
Узнавать себя человек.
А по набережной легендарной
Приближался не календарный -
Настоящий Двадцатый Век.
Поэма без героя

Хочешь знать, как все это было? -
Три в столовой пробило,
И прощаясь, держась за перила,
Она словно с трудом говорила:
"Это все... Ах, нет, я забыла,
Я люблю вас, я вас любила
Еще тогда!"
"Да".
Хочешь знать, как все это было?

Печальная доля - так сложно,
Так трудно и празднично жить,
И стать достояньем доцента,
И критиков новых плодить...
Друзьям

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене...
И стих уже звучит, задорен, нежен,
На радость вам и мне.
Мне ни к чему одические рати...

Не тайны и не печали,
Не мудрой воли судьбы -
Эти встречи всегда оставляли
Впечатление борьбы...
Не тайны и не печали...

Там тень моя осталась и тоскует,
Все в той же синей комнате живет,
Гостей из города за полночь ждет
И образок эмалевый целует.
И в доме не совсем благополучно:
Огонь зажгут, а все-таки темно...
Не оттого ль хозяйке новой скучно,
Не оттого ль хозяин пьет пиво
И слышат, как за тонкою стеною
Пришедший гость беседует со мною?
Там тень моя осталась и тоскует...










13PAGE 15


13PAGE 14215




Заголовок 1 Заголовок 215

Приложенные файлы


Добавить комментарий