Литературно –поэтическая композиция о жизни и творчестве Н. Рубцова Россия, Русь! Храни себя, храни!


«Россия, Русь! Храни себя, храни!»
(литературно –поэтическая композиция о жизни и творчестве Н. Рубцов)

До конца,
До тихого креста
Пусть душа
Останется чиста!

Н. Рубцов.
Вступительное слово учителя.
Из воспоминаний Станислава Куняева:
С Тверского бульвара в низкое окно врывались людские голоса…В Литинституте шли приемные экзамены, и все абитуриенты по пути в Дом Герцена заглядывали ко мне с надеждой на чудо. Человек по десять в день. Так что настроение у меня было скверное… Заскрипела дверь. В комнату осторожно вошел молодой с худым, костистым лицом, на котором выделялись большой лоб с залысинами и глубоко запавшие глаза. На нем была грязноватая белая рубашка, выглаженные брюки пузырились на коленях. Обут он был в дешевые сандалии. С первого взгляда видно было, что жизнь помотала его изрядно и что, конечно же, он держит в руках смятый рулончик стихов.
-Здравствуйте, - сказал он робко. - Я стихи хочу вам показать.
Молодой человек протянул мне странички, где на слепой машинке были напечатаны одно за другим вплотную-опытные авторы так не печатают –его верши. Я начал читать….
Стихотворение “Видение на холме”
-Я оторвал от рукописи лицо, и наши взгляды встретились. Его глубоко запавшие махонькие глазки смотрели на меня пытливо и настороженно.
-Как вас звать?
-Николай Михайлович Рубцов.
Родился поэт в селе Емецк Архангельской области, в крае суровом, богатом сказками, преданиями и легендами, 3 января 1936 года. Рубцов рано остался сиротой…В этом он пишет в стихотворении ”Детство “.

Стихотворение «Детство»
Сохранились мемуарные записи, которые сделал Рубцов в последние годы жизни.
«Шел первый год войны. Моя мать лежала в больнице. Старшая сестра, поднималась за долго до рассвета, целыми днями стояла в очередях за хлебом, а я после бомбежек с большим увлечением искал во дворе осколки, и если находил, то гордился ими и хвастался. Часто я уходил в безлюдную глубину сада возле нашего дома, где полюбился мне один удивительный красивый алый цветок. Я трогал его, поливал и ухаживал за ним всячески, как только умел. Об этом моем занятии знал только мой брат, который был на несколько лет старше меня. Однажды он пришел ко мне в сад, и сказал:
- Пойдем в кино?
- Какое кино? - спросил я.
- Золотой ключик, - ответил он.
Мы посмотрели кино «Золотой ключик», в котором было так много интересного, и счастливые, возвращались домой. Возле калитки нашего дома нас остановила соседка и сказала: «А ваша мама умерла». У нее на глазах появились слезы. Брат мой заплакал тоже и сказал мне, чтобы я шел домой. Я ничего не понял тогда, что такое случилось, но сердце мое содрогнулось, и теперь часто вспоминаю я кино «Золотой Ключик», тот аленький цветок и соседку, которая сказала: «А ваша мама умерла».
Этот цветочек маленький
Как я любил и прятал,
Нежил его,- вот маменька
Будь подарку рада
Кстати его, не кстати ли,
Вырастить все же смог…
Нес я за гробом матери
Аленький свой цветок.
Детство кончилось. До боли жалко шестилетнего мальчика Колю, его братьев и сестёр, оставшиеся без отца и матери… Много позже в одной из автобиографий Рубцов напишет: Детство прошло в сельском детском доме под рекой Толшмой - глубоко в Вологодской области.
Никольское он всегда считал свой родиной. Здесь он окончил семилетку. И отправился в лесотехнический техникум. Учился он в нескольких техникумах, но ни одного не закончил.
Мальчишкой, не видевшим моря, бредил им. Мечта привела его, 16 - летнего, в Архангельск, где он попал кочегаром на рыболовецкое судно. Манили и большие города. В 1955 году он уже работает в Ленинграде, отсюда на 4 года уходит служить во флот. Здесь начинает писать и печататься во флотских и изданиях.
Как я рвался на море!
Бросил дом безрассудно
И в моряцкой конторе
Все просился на судно…
Экстерном закончив вечернюю школу в Ленинграде, Рубцов приезжает в Москву. Учится в литинституте им. М. Горького. Сюда он пришел с немалым богатством жизненных впечатлений и, главное, со своим творческим голосом.
Один однокурсник Роберт Винонен вспоминает, как на студенческой вечеринке читали стихи по кругу…
Настал черед поэта первокурсника, паренька из Вологды. И Рубцов прочитал. «В горнице моей светло»… Произошла некоторая заминка: больно уж все просто, даже наивно. Так и было сказано: мол, парень ты хороший, но поэзия – дело серьезное. Мы в космосе, а ты «матушка принесет воды».

Ст. «В горнице»
В 1963 году Рубцов перевелся на заочное отделение и надолго исчез из Москвы. Он уехал в свое Никольское.
Сергей Викулов вспоминаeт: «Он почти ничего не рассказывал о себе… Мы знали только, что где-то в деревне у него есть жена Гета, есть дочка… Забрать семью к себе он не мог… Некуда было…»
О «братьях наших меньших» писали и пишут многие поэты. Писал о животных и Н. Рубцов.
Каким чутким и одаренным человеком надо быть, чтобы так воспринимать природу, любить ее!!! Радоваться, когда ей хорошо, и страдать, когда она в беде!
Ст «Ласточка»
Трудно сейчас подсчитать, сколько месяцев Рубцов был профессиональным литератором. Он пытался зажить жизнью писателя, но…
Как будто .Ветер гнал меня по ней,
По Всей земле-по селам и сталицам!
Я сильным был,
Но ветер был сильней,
И я негде не мог остановится…
Литературовед Вадим Кожинов вспоминает:
Он был стойким и мужественным, но мог опустить руки из-за неудачи. Он часто мечтал о семейном уюте, о спокойной творческой работе и, в то же время, всегда оставался «скитальцем» по своей сути.
Очень долгое время у Рубцова не было своего угла. Только в конце 60 годов жизнь поэта вроде бы наладилась. Наконец он получил место в общежитии, в комнате, где жили еще несколько мужчин.
В московских журналах готовились к публикации подборки его стихов, появились какие-то деньги, признание. Рубцов «выходил» в литературный круг.
Он много ездил и много повидал, но всегда возвращался в родные места, в поисках подлинных «труда, покоя…»
Поэт в одном из писем говорит о Никольском: «…здесь для души моей родина!»
И еще чудесные и очень важные слова: «… здесь мне легче дышится, легче пишется, легче ходится по земле…»
Сколько раз писали и говорили о родной деревне, о деревенской школе, о школьных годах! Но нужен был Рубцов, чтобы воспеть это единственное и незабываемое.
Ст. «Тихая моя родина».
В прекрасном стихотворение с символическом названием «Русский огонек» Рубцов рассказал о себе как бы из будущего, представ в своих стихах перед потомками. По сути, это духовный, нравственный зовет Рубцова:
...за добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…
Спасибо, скромный русский огонек,
За то, что ты в предчувствии тревожном
Горишь для тех, кто в поле бездорожном
От всех друзей отчаянно далек…
В 1967 году вышла книга «Звезда полей». С годами «Звезда полей» превратилась в большую и добрую неодинокую звезду, прославившую поэта.
Песня в исполнении Градского на стихи Н. Рубцова «Звезда полей»
Рубцов, всегда жил трудно, больно. Даже не жил, а, скорее, продирался сквозь равнодушие жизни и порою пытался докричаться до собеседников, но его не слышали, не хотели слышать, и тогда он снимался с тормозов.
Ст. «Поезд»
Многие чувствовали, что Рубцов приближается к трагедии. Накануне 1971 года поэт получил от близкого человека такую открытку: «Поздравляю с Новым годом! Желаю…Береги голову, пока не поздно ...» Это было одно из предупреждений, добрый совет. Но Рубцов уже не слышал, он летал к своему концу.
Поэт всегда много писал о смерти, но так, как в последние месяцы – никогда. Он как бы предсказал свою смерть.
Песня Градского на стихи Н. М. Рубцова «Я умру в крещенские морозы…»
Так и вышло. Та крещенская ночь, глухая и дикая … она настала! Он погиб 19 января 1971 года. Его убила женщина. Это трагическая любовь двух поэтов – Николая Рубцова и Людмилы Дербиной, наверное, будет еще долго будоражить умы …
И чем дальше в прошлое уходит та крещенская ночь, тем больше стремление понять, почему их встреча была роковой.
«Человеческая жизнь у всех начинается одинаково, а кончается по-разному. И есть странная горькая традиция в кончине многих больших русских поэтов. Все великие певцы уходили из жизни рано и, как правило, не по своей воле …» - сказал Виктор Астафьев.
Замерзают мои георгины.
И последние ночи близки.
И на комья желтеющей глины
За ограду летят лепестки…
Нет, меня не порадует – что ты! –
Одинокая странствий звезда.
Пролетели мои самолеты,
Просвистели мои поезда.
В. Астафьев весной 1971 года вспоминал на страницах журнала «Наш современник»:
«В день сороковин поэта его друзья и земляки собрались на кладбище. Под дощатой пирамидкой глубоко и тихо спал поэт, который так пронзительно умел любить свою землю и высоко петь о ней, а вот своей жизнью совсем не дорожил. Кладбище, где он лежит, - новое, ещё недавно тут был пустырь, нет здесь зелени и деревья еще не выросли, на крестах сидят многочисленные нахохленные вороны. Возле стандартных пирамидок позванивают листьями стандартные венки, а кругом горят-переливаются голубые снега, светит уже на весну подобревшее солнце, и не верится, не хочется верить, что нет его с нами и никогда уже не будет и мы не услышим его прекрасную, только до половины спетую песню. И хочется спросить словами Василия Белова: «Коля, где ты есть-то?»
Разговоры о том, что поэты уходят, а стихи остаются, мало утешают. Настоящего поэта никто не сможет заменить на земле…»
Песня Градского на стихи Н. М. Рубцова «До конца…»
В 1973 году на могиле Николая Рубцова поставили надгробье – мраморную плиту с барельефом поэта. Внизу по мрамору бежит строчка: «Россия, Русь! Храни себя, храни!» -которая звучит, словно последнее завещание Рубцова этой несчастной и бесконечно любимой стране, что не бережёт ни своих гениев, ни саму себя…
Отложу свою скудную пищу.
И отправлюсь на вечный покой.
Пусть меня еще любят и ищут
Над моей одинокой рекой.
Заключительное слово учителя.

Приложенные файлы


Добавить комментарий